Site Loader

Содержание

Invasive Plants of Siberia / Инвазивные растения Сибири · iNaturalist

  • Explore
  • Community
    • People
    • Projects
    • Journal Posts
    • Forum
  • More

    • Taxa Info
    • Guides
    • Places
    • Site Stats
    • Help
    • Video Tutorials
    • Managing Projects
    • Teacher’s Guide
  • Log In or Sign Up

About

Help

Forum

Press

Our Blog

Community Guidelines

Terms of Service

Privacy

DONATE STORE Twitter Instagram Member of the iNaturalist Network   |   Powered by iNaturalist open source software |   Documentation for developers English Toggle Dropdown
  • العربية
  • Беларуская
  • български
  • Breton
  • Català
  • česky
  • Dansk
  • Deutsch
  • Ελληνικά
  • English
  • Esperanto
  • Español
  • Español (Argentina)
  • Español (Colombia)
  • Español (México)
  • Eesti
  • Euskara
  • suomi
  • français
  • Français (Canada)
  • Galego
  • עברית
  • magyar
  • Indonesia
  • Italiano
  • 日本語
  • ಕನ್ನಡ
  • 한국어
  • Lëtzebuergesch
  • Lietuvių
  • Latviešu
  • македонски
  • मराठी
  • Norsk Bokmål
  • Nederlands
  • Occitan
  • Polski
  • Portuguese
  • Português (Brasil)
  • Русский
  • Slovenský
  • Slovenian
  • Shqip
  • Svenska
  • Thai
  • Türkçe
  • Українська
  • 简体中文
  • 繁體中文
  • Help Translate!

The 3rd International Conference on Conservation of Forest Genetic Resources in Siberia

Драгавцев В.

А.   Драгавцева Е.В.  

Эколого-генетическая организация годичных приростов моноподиальных хвойных древесных растений

Reporter: Драгавцев В.А.

В период 1984-2009 гг. была создана теория эколого-генетической организации количественных признаков (КП) растений (ТЭГОКП) и были развиты 23 следствия из нее
(ДАН СССР, 1984, Т. 274, № 3, С. 720-723; Доклады РАН, 2008, Т. 418, № 5, С. 1-4; В.А. Драгавцев, Эколого-генетический скрининг генофонда и методы конструирования сортов с/х растений…, СПб, ВИР, 1998, 52 С.) Главное положение теории: при смене лим-фактора внешней среды меняются спектр и число генов, детерминирующих один и тот же КП. Так «интенсивность транспирации» и «интенсивность фотосинтеза» в течение суток детерминируются поочередно двумя и тремя разными спектрами генов, соответственно. Главные следствия из ТЭГОКП: расшифрованы механизмы формирования и созданы методы прогнозов: 1) эффектов взаимодействия генотип-среда (ВГС), 2) трансгрессий, 3) экологически зависимого гетерозиса, 4) знаков и уровней генотипических и экологических корреляций, 5) сдвигов доминирования КП, 6) гомеостаза продуктивности, 7) нормы реакции.

Созданы методы управления амплитудой генотипической изменчивости КП и числом генов, «выходящих» на КП. Показано, что эколого-генетическая природа сложного КП не может быть описана языками менделевской, биометрической и молекулярной генетик. Только язык ТЭГОКП строго описывает поведение сложных КП в эволюции и селекции.
Уровни годичных приростов (П) определяются не генами КП, а эффектами ВГС, которые являются эмерджентными (заново возникающими) свойствами высоких уровней организации жизни и отсутствуют на молекулярном уровне.
Традиционные подходы MAS и QTL вряд ли смогут серьезно помочь реальному эколого-генетическому приращению П в процессе селекции, тем более, что генетики за 145 лет развития своей науки так и не нашли специфических менделевских генов величины продуктивности, гомеостаза продуктивности, горизонтального иммунитета, засухо-, зимо-, жаро-, холодоустойчивости и т.п., не локализовали их, не выделили, не клонировали, не секвенировали и не определили их продукты.
ТЭГОКП открыла новые возможности быстрой (без смены поколений) генетической инвентаризации годичных П в популяциях моноподиальных хвойных видов, у растений которых нет интеркалярных меристем, и поэтому каждый годичный П (осевой или по диаметру) фиксируется навсегда. Год каждого осевого П легко определить, отсчитывая приросты от вершины дерева вниз, метеоданные по годам имеются на метеостанциях. Тогда, если особь дала в холодный год большой линейный П, значит она – носитель эффективных полигенов холодостойкости. Если другая особь дала в сухой год большой П, то она обладает хорошими полигенами засухоустойчивости. Особи, дающие максимальные П в сухие, жаркие и холодные годы, имеют максимальный генетический гомеостаз П (минимальный коэффициент вариации длины осевых П по стволу), что может быть критерием истинно генетически «плюсового» дерева, наиболее пригодного для вегетативного, а, возможно, и для семенного размножения.
Технологии селекции, созданные на основе ТЭГОКП, успешно работают более, чем в 30 российских и зарубежных генетико-селекционных центрах, создавая новые более адаптивные и урожайные сорта.
 


To reports list

ALL PUBLICATIONS | personalpage

Publications

2020

Плугатарь Ю.В., Ермаков Б.Н., Крестов П.В., Матвеева Н.В., Мартыненко В.Б., Голуб В.Б. Нешатаева В.Ю., Нешатаев В.Ю., Аненхонов О.А., Лавриненко И.А., Лавриненко О.В., Чепинога В.В., Синельникова Н.В., Морозова О.В., Белоновская Е.А., Тишков А.А., Черненькова Т.В., Кривобоков Л.В., Телятников М.Ю., Лапшина Е.Д., Онипченко В.Г., Королева Н.Е., Черосов М.М., Семенищенков Ю.А., Абрамова Л.М., Лысенко Т.М., Полякова М.А. 2020. Концепция Классификации растительности России как отражение современных задач фитоценологии // Растительность России. 2020. № 38. С. 3–12. DOI: https://doi.org/10.31111/vegrus/2020.38.3

Лащинский Н.Н., Чепинога В.В. 2020. Растительный покров // Современная Россия: географическое описание нашего Отечества. Сибирь / отв. ред. В.М. Котляков, Л.М. Корытный. Москва: Паулсен, 2020. С. 111–128. ISBN 978-5-98797-253-3

Чепинога В.

В., Степанцова Н.В., Лиштва А.В. 2020. Состояние фондов Гербария имени профессора В.И. Смирнова Иркутского государственного университета // Актуальные проблемы науки Прибайкалья / Отв. ред. И.В. Бычков, А.Л. Казаков. Вып. 3. Иркутск: Изд-во ИГУ, 2020. С. 238–242. ISBN 978-5-9624-1804-9

Alahuhta J., Rosbakh S., Chepinoga V., Heino J. 2020. Environmental determinants of lake macrophyte communities in Baikal Siberia. Aquatic Sciences, 82, 39. https://doi.org/10.1007/s00027-020-0710-8

2019

Протопопова М.В., Павличенко В.В., Орлова Д.А., Чепинога В.В. 2019. Филогеографическая структура Anemone baicalensis (Ranunculaceae) на основе полиморфизма пластидной ДНК (trnL-trnF) как подтверждение существования плейстоценовых микрорефугиумов на хр. Хамар-Дабан // Известия Иркутского государственного университета. Серия Биология. Экология. Т. 30. С. 3-15. DOI https://doi.org/10.26516/2073-3372.2019.30.3

Дементьева М.К., Чепинога В.В. 2019. Находки восточноазиатских видов тлей (Homoptera: Aphidoidea) на юге Байкальского региона (Восточная Сибирь) // Известия Иркутского государственного университета. Серия Биология. Экология. . 28. С. 26–35. https://doi.org/10.26516/2073-3372.2019.28.26

Чепинога В.В., Ижболдина Л.А., Минчева Е.В. 2019. Распределение мейо- и макрофитобентоса в литоральной зоне отдельных участков прибрежий оз. Байкал по данным профилирования 1963–1986 гг. Часть 1. Посольский сор // Известия Иркутского государственного университета. Серия Биология. Экология. Т. 26. С. 16–29. https://doi.org/10.26516/2073-3372.2019.27.16

Чепинога В.В., Степанов Н.В., Протопопова М.В., Павличенко В.В. 2019. О распространении Waldsteinia ternata (Rosaceae) в Западном Саяне // Ботанический журнал. Т. 104. № 8. С. 1203-1210. DOI:10.1134/S0006813619060048

Чепинога В.В., Лащинский Н.Н., Арбузова Г.А., Гладких Е.М. 2019. Новые и редкие виды растений с хребта Хамар-Дабан (юг Восточной Сибири) // Turczaninowia. Т. 22, № 2. С. 151–159. DOI: 10.14258/turczaninowia.22.2.11

Heim R.J., Chepinoga V.V. 2019. Subalpine tall-herb vegetation patterns: a case study from the Khamar-Daban Range (southern Baikal region, Eastern Siberia). Botanica Pacifica, 8(1): 39–49. DOI: 10.17581/bp.2019.08111

Berhane T.M., Costa H., Lane Ch.R., Anenkhonov O.A., Chepinoga V.V., Autrey B.C. 2019. The influence of region of interest heterogeneity on classification accuracy in wetland systems. Remote Sensing, 11: 551. doi:10.3390/rs11050551

Protopopova M., Pavlichenko V., Gnutikov A., Chepinoga V. 2019. DNA Barcoding of Waldsteinia Willd. (Rosaceae) Species Based on ITS and trnH-psbA Nucleotide Sequences. In: Bychkov I., Voronin V. (eds) Information Technologies in the Research of Biodiversity. Springer Proceedings in Earth and Environmental Sciences. Cham: Springer, 107–115. DOI: https://doi.org/10.1007/978-3-030-11720-7_15

Арбузова Г.А., Горбунова А.И., Чепинога В.В. 2019. Рогульник плавающий (Trapa natans L., Lythraceae) в Иркутской области // Вестник Бурятского государственного университета. Серия Биология, география. № 1. С. 29–36. DOI 10.18101/2587-7143-2019-1-29-36

Bruelheide H.; Dengler J.; Jiménez-Alfaro B. ; Purschke O.; Hennekens S.; Chytry M.; Pillar V.; Jansen F.; Kattge J.; Sandel B.; Aubin I.; Biurrun I.; Field R.; Haider S.; Jandt U.; Lenoir J.; Peet B.; Peyre G.; Sabatini F.; Schmidt M.; Schrodt F.; Winter M.; Aćić S.; Agrillo E.; Alvarez M.; Ambarli D.; Angelini P.; Apostolova I.; Arfin K., Mohammed A.S.; Arnst E.; Attorre F.; Baraloto Ch.; Beckmann M.; Berg Ch.; Bergeron Y.; Bergmeier E.; Bjorkman A.; Bondareva V.; Borchardt P.; Botta-Dukát Z.; Boyle B.; Breen A.; Brisse H.; Byun Ch.; Cabido M.; Casella L.; Cayuela L.; Černý T.; Chepinoga V.; Csiky J.; Curran M.; Ćušterevska R.; Dajić Stevanović Z.; De Bie E.; de Ruffray P.; De Sanctis M.; Dimopoulos P.; Dressler S.; Ejrnæs R.; El-Sheikh M.A.E.-R.M.; Enquist B.; Ewald J.; Fagúndez J.; Finckh M.; Font X.; Forey E.; Fotiadis G.; García-Mijangos I.; Gasper A.L. de; Golub V.; Gutierrez A.; Hatim M.Z.; He T.; Higuchi P.; Michalcová D.; Hölzel N.; Homeier J.; Indreica A.; Işık Gürsoy D.; Jansen S.; Janssen J.; Jedrzejek B.; Jiroušek M. ; Jürgens N.; Kącki Z.; Kavgacı A.; Kearsley E.; Kessler M.; Knollová I.; Kolomiychuk V.; Korolyuk A.; Kozhevnikova M.; Kozub Ł.; Krstonošić D.; Kuehl H.; Kühn I.; Kuzemko A.; Küzmič F.; Landucci F.; Lee M.T.; Levesley A.; Li Ch.-F.; Liu H.; Lopez-Gonzalez G.; Lysenko T.; Macanović A.; Mahdavi P.; Manning P.; Marcenò C.; Martynenko V.; Mencuccini M.; Minden V.; Moeslund J.E.; Moretti M.; Müller J.V.; Munzinger J.; Niinemets Ü.; Nobis M.; Noroozi J.; Nowak A.; Onyshchenko V.; Overbeck G.; Ozinga W.; Pauchard A.; Pedashenko H.; Penuelas J.; Pérez-Haase A.; Peterka T.; Petřík P.; Phillips O.; Prokhorov V.; Rašomavičius V.; Revermann R.; Rodwell J.; Ruprecht E.; Rūsiņa S.; Samimi C.; Schaminée J.; Schmiedel U.; Sibik J.; Šilc U.; Škvorc Ž.; Smyth A.; Sop T.; Sopotlieva D.; Sparrow B.; Stančić Z.; Svenning J.-Ch.; Swacha G.; Tang Zh.; Tsiripidis I.; Turtureanu P.; Ugurlu E.; Uogintas D.; Valachovič M.; Vanselow K.; Vashenyak Y.; Vassilev K.; Vélez-Martin E.; Venanzoni R.; Vibrans A.; Virtanen R. ; von Wehrden H.; Wagner V.; Walker D.; Wana D.; Weiher E.; Wesche K.; Whitfeld T.; Willner W.; Wiser S.; Wohlgemuth Th.; Yamalov S.; Zizka G.; Zverev, A. 2019. sPlot – a new tool for global vegetation analyses. Journal of Vegetation Science. Vol. 30. P. 161–186. DOI: 10.1111/jvs.12710.

​Протопопова М.В., Павличенко В.В., Чепинога В.В. 2019. Филогенетические взаимоотношения и филогеографические паттерны видов рода  (Rosaceae) // Современные проблемы биологии, экологии и почвоведения: Материалы Международной научной конференции, посвященной 100-летию высшего биологического образования в Восточной Сибири (Иркутск, 19-20 сентября 2019 г.). Иркутск: Изд-во ИГУ, 2019. С. 81–84.

Чепинога В.В. 2019. Ценотическое разнообразие и географические особенности высокоторавных лугов хребта Хамар-Дабан // Современные проблемы биологии, экологии и почвоведения: Материалы Международной научной конференции, посвященной 100-летию высшего биологического образования в Восточной Сибири (Иркутск, 19-20 сентября 2019 г. ). Иркутск: Изд-во ИГУ, 2019. С. 119–121.

Чепинога В.В. 2019. К классификации высокотравных лугов хребта Хамар-Дабан, Байкальская Сибирь // Итоги и перспективы геоботанических исследований в Сибири: материалы Всероссийской научно-практической конференции, посвященной 75-летию лаборатории экологии и геоботаники ЦСБС СО РАН (Новосибирск, 13-17 мая 2019 г.). Новосибирск, 2019. С. 119-120. URL: https://elibrary.ru/item.asp?id=38050499

Королькова Е.Э., Чепинога В.В., Черкашина А.А. 2019. Динамика высокогорных лугов центральной части северного макросклона хребта Хамар-Дабан // Географические основы и экологические принципы региональной политики природопользования:  Материалы Международной научно-практической конференции, посвященной памяти чл.-корр. РАН А.Н. Антипова (Иркутск, 23-27 сент. 2019 г.). Иркутск: Изд-во ИГ СО РАН, 2019 г. С. 474–475.

2018

Gnutikov A.A., Protopopova M.V., Chepinoga V.V., Pavlichenko V.V. 2018. IAPT/IOPB chromosome data 28 / K. Marhold & J. Kučera (eds.) // Taxon. 2018. V. 67, Iss. 6. P. 1236-1237; E7–E9. DOI https://doi.org/10.12705/676.24

Berhane T.M., Lane C.L., Wu Q., Autrey B.C., Anenkhonov O.A., Chepinoga V.V., Liu H. 2018. Decision-Tree, Rule-Based, and Random Forest Classification of High-Resolution Multispectral Imagery for Wetland Mapping and Inventory // Remote sensing. Vol. 19(4): 580. DOI: 10.3390/rs10040580

Berhane T.M., Lane C.L., Wu Q., Anenkhonov O.A., Chepinoga V.V., Autrey B.C., Liu H. 2018. Comparing Pixel- and Object-Based Approaches in Effectively Classifying Wetland-Dominated Landscapes // Remote sensing. Vol. 10(1): 46. DOI: doi:10.3390/rs10010046

Solodyankina S.V., Vanteeva Yu.V., Cherkashina A.A., Chepinoga V.V. 2018. Classification and mapping of topogeosystems by the method of factorial-dynamical series of facies // Geography and Natural Resources. Vol. 39(3): 261–269. DOI: 10.1134/S1875372818030101

​Солодянкина С.В., Вантеева Ю.В., Черкашина А.А. , Чепинога В.В. 2018. Классификация и картографирование топогеосистем методом построения факторально-динамических рядов фаций // География и природные ресурсы. № 3. С. 164–174. DOI: 10.21782/GIPR0206-1619-2018-3(164-174)

Чепинога В.В., Степанцова Н.В., Протопопова М.В., Павличенко В.В., Гладких Е.В., Арбузова Г.А., Скорнякова А.М. 2018. Флористические находки на хребте Хамар-Дабан (Южное Прибайкалье, Восточная Сибирь) // Известия Иркутского государственного университета. Серия Биология. Экология. Т. 25. С. 41–53. DOI https://doi.org/10.26516/2073-3372.2018.25.41

Распутина Е.А., Попов Н.А., Чепинога В.В. 2018. Картографирование потенциальных ареалов видов растений на северном макросклоне хр. Хамар-Дабан (Южная Сибирь) с использованием метода биоклиматического моделирования // Геодезия и картография. Т. 79, № 9. С. 10–19. DOI: 10.22389/0016-7126-2018-939-9-10-19

Гамова Н.С., Чепинога В.В., Дудов С.В., Серебряный М.М. Флористические находки в Южном Прибайкалье / Флористические заметки // Бюлетень МОИП. 2018. Т. 123, Вып. 6. С. 69–71.

Chepinoga V., V. Doronkin V., Xue J., Ma K. 2018. Concept of backbone taxonomy for vascular plants of Asian Russia in frame of the Mapping Asia Plants project // North East Asia Biodiversity. Abstracts of the 1st International Conference (17–21 Sept 2018, Vladivostok, Russia). Vladivostok. P. 21–21.

Chepinoga V.V., Protopopova M.V., Pavlichenko V.V., Lashchinskiy N.N. Verkhozina A.V. 2018. The impact of the Khamar-Daban nemoral refugium (the south of Eastern Siberia) on the Baikal region biodiversity // North East Asia Biodiversity. Abstracts of the 1st International Conference (17–21 Sept 2018, Vladivostok, Russia). Vladivostok. P. 22–23.

Chepinoga V.V., Doronkin V.M., Xue J. Progress in compiling backbone taxonomy for vascular plants of Asian part of Russia // 1st International Symposium on Mapping Asia Plants. Abstracts (25–26.09.2018, Beijing, China). Beijing. P. 30–31.

Chepinoga V.V., Protopopova M.V., Pavlichenko V.V. 2018. Plant distribution mapping at different scales: from the Khamar-Daban Ridge to Baikal Siberia // 1st International Symposium on Mapping Asia Plants. Abstracts (25–26.09.2018, Beijing, China). Beijing. P. 31–32.

Xue J., Chepinoga V.V., Liu Y., Ma K. 2018. Progress on Mapping Asia Plants in North Asia // 1st International Symposium on Mapping Asia Plants. Abstracts (25–26.09.2018, Beijing, China). Beijing. P. 28–29.

Protopopova M., Pavlichenko V., Gnutikov A., Chepinoga V. 2018. DNA barcoding of Waldsteinia Willd. (Rosaceae) species based on ITS and trnH-psbA nucleotide sequences // Information Technologies in the Research of Biodiversity (BIT 2018). Abstracts of the international scientific conference (Irkutsk, Russia, September 11–14, 2018). Irkutsk. P. 55–56.

Istomina E., Chepinoga V., Popov N. 2018. Modeling of areas of cladotype species of plants of the nemorose refugia of the Khamar-Daban ridge using the maximum entropy method // Information Technologies in the Research of Biodiversity (BIT 2018). Abstracts of the international scientific conference (Irkutsk, Russia, September 11–14, 2018). Irkutsk. P. 85–86.

Chepinoga V., Lashchinskiy N., Heim R. 2018. Class Mulgedio-Aconitetea in Khamar-Daban Ridge, East Siberia // 27th Congress of the European Vegetation Survey. Vegetation survey 90 years after the publication of Braun-Blanquet’s textbook – new challenges and concepts. Abstracts (23-26 May, 2018, Wrocław, Poland). Wrocław. P. 36.

Lashchinskiy N., Chepinoga V. 2018. Class Asaro-Abietetea on its eastern limit // 27th Congress of the European Vegetation Survey. Vegetation survey 90 years after the publication of Braun-Blanquet’s textbook – new challenges and concepts. Abstracts (23-26 May, 2018, Wrocław, Poland). Wrocław. P. 127.

Чепинога В.В., Протопопова М.В., Павличенко В.В. 2018. Северный макросклон хребта Хамар-Дабан (юг Восточной Сибири) – неморальный рефугиум в прошлом и в настоящем // Актуальные вопросы биогеографии: Материалы Международной конференции (9-12 сент. 2018, Санкт-Петербург, Россия). СПб. С. 430–432.

2017

Gnutikov A.A., Protopopova M.V., Chepinoga V.V., Konovalov A.D., Zolotovskaya E.D., Pavlichenko V.V. 2017. IAPT/IOPB chromosome data 26 / K. Marhold & J. Kučera (eds.) // Taxon. 2017. V. 66, Iss. 6. P. 1488–1489; E6–E8. DOI https://doi.org/10.12705/666.30

Чепинога В.В., Солодянкина С.В., Иванова В.П. 2017. Особенности распространения некоторых культивируемых древесных растений в историческом центре города Иркутска (Восточная Сибирь) // Вестник Томского государственного университета. Биология. 2017. № 40. С. 102–115.  doi: 10.17223/19988591/40/7

Чепинога В.В., Петухин В.А., Стальмакова Д.П. 2017. Результаты сеточного картирования сводки «Флора Центральной Сибири» (1979) в цифровом формате: итоги и перспективы использования // Растительный мир Азиатской России. 2017. № 3(27). С. 70–78. doi:10.21782/RMAR1995-2449-2017-3(70-78)

Ижболдина Л.А., Чепинога В.В., Минчева Е.В. 2017. Распределение мейо- и макрофитобентоса в литоральной зоне открытых прибрежий оз. Байкал по данным профилирования 1963–1988 гг. Часть 1. Западный берег // Известия ИГУ. Серия «Биология. Экология». 2017. Т. 19. С. 3–35.

Ижболдина Л.А., Чепинога В.В., Минчева Е.В. 2017. Распределение мейо- и макрофитобентоса в литоральной зоне открытых прибрежий оз. Байкал по данным профилирования 1963–1988 гг. Часть 2. Восточный берег // Известия ИГУ. Серия «Биология. Экология». 2017. Т. 19. С. 36–56.

Чепинога В.В., Протопопова М.В., Павличенко В.В. 2017. Выявление вероятных плейстоценовых микрорефугиумов на северном макросклоне хребта Хамар-Дабан (Южное Прибайкалье) // Сибирский экологический журнал. 2017. № 1. С. 44–50.

Korolyuk A.Yu., Anenkhonov O.A., Chepinoga V.V., Naidanov B.B. 2017. Communities of annual halophytes (Thero-Salicornietea) in Transbaikalia (Eastern Siberia) // Phytocoenologia. 2017. 47(1): 33–48. DOI: 10.1127/phyto/2017/0143

Chepinoga, V.V., Protopopova, M.V. & Pavlichenko, V.V. 2017. Detection of the most probable Pleistocene microrefugia on the northern macroslope of the Khamar-Daban Ridge (Southern Prebaikalia). Contemp. Probl. Ecol. (2017) 10(1): 38-42. doi:10.1134/S1995425517010036

Аненхонов О.А., Чепинога В.В., Лэйн Ч.Р., Отри Б.К. 2017. Результаты и перспективы исследований растительности дельты реки Селенга // Природные резерваты – гарант будущего: Материалы Всерос. науч.-практич. конфер. с междунар. участием, посвящ. 100-летию заповедной системы России и Баргузинского государственного природного биосферного заповедника, Году ООПТ и Году экологии (Улан-Удэ, 4–6 сентября 2017 г.). Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН, 2017. С. 16–18.

Коновалов А.Д., Павличенко В.В., Чепинога В.В., Протопопова М.В. 2017. Филогения и эволюционные взаимоотношения популяций Waldsteinia aggr. ternata Fritsch на территории Сибири и Дальнего Востока // Проблемы изучения и сохранения растительного мира Евразии: Материалы II Всерос. конф. с междунар. участием, посвящ. памяти Л.В. Бардунова (1932–2008) (Иркутск, Кырен, 11–15 сентября 2017 г.). Иркутск: Изд-во Ин-та географии им. В.Б. Сочавы СО РАН, 2017. С. 18–20.

Протопопова М.В., Павличенко В.В., Коновалов А.Д., Чепинога В.В. 2017. Филогенетическое исследование популяций некоторых реликтовых видов растений байкальской Сибири // Проблемы изучения и сохранения растительного мира Евразии: Материалы II Всерос. конф. с междунар. участием, посвящ. памяти Л.В. Бардунова (1932–2008) (Иркутск, Кырен, 11–15 сентября 2017 г.). Иркутск: Изд-во Ин-та географии им. В.Б. Сочавы СО РАН, 2017. С. 35–36.

Чепинога В.В., Протопопова М.В., Павличенко В.В. 2017. Пространственная структура неморального рефугиума на северном макросклоне хребта Хамар-Дабан // Проблемы изучения и сохранения растительного мира Евразии: Материалы II Всерос. конф. с междунар. участием, посвящ. памяти Л.В. Бардунова (1932–2008) (Иркутск, Кырен, 11–15 сентября 2017 г.). Иркутск: Изд-во Ин-та географии им. В.Б. Сочавы СО РАН, 2017. С. 181–184.

Чепинога В.В., Петухин В.А. 2017. «Флора Центральной Сибири» (1979) – первый в России опыт массового картирования видов на сеточной основе // Проблемы изучения растительного покрова Сибири: Материалы VI Междунар. науч. конф. посвящ. 100-летию со дня рождения Антонины Васильевны Положий (Томск, 24–26 октября 2017 г.). Томск: Издательский Дом Томского гос. ун-та, 2017. С. 115–117. DOI: 10.17223/9785946216371/37

Чепинога В.В., Fitz R. 2107. К экологии субальпийского высокотравья на северном макросклоне хребта Хамар-Дабан (Байкальская Сибирь) // Проблемы изучения растительного покрова Сибири: Материалы VI Междунар. науч. конф. посвящ. 100-летию со дня рождения Антонины Васильевны Положий (Томск, 24–26 октября 2017 г.). Томск: Издательский Дом Томского гос. ун-та, 2017. С. 112–114. DOI: 10.17223/9785946216371/36

2016

Чепинога В.В., Протопопова М.В., Павличенко В.В., Гладких Е.М. 2016. К распространению неморальных видов растений на хребте Хамар-Дабан (Южное Прибайкалье, Восточная Сибирь) // Известия ИГУ. Серия «Биология. Экология». Т. 17. С. 30–37.

Протопопова М.В., Павличенко В.В., Коновалов А.Д., Золотовская Е.Д., Байрамова Э.М., Чепинога В.В. 2016. Перспективы использования внутренних транскрибируемых спейсеров (ITS1 и ITS2) для идентификации редких видов растений на примере рода Waldsteinia (Rosaceae) // Известия ИГУ. Серия «Биология. Экология». Т. 17. С. 5–11.
Тупицына Н.Н., Чепинога В.В. 2016. Новые и редкие для флоры Байкальской Сибири виды рода Polygonum (Polygonaceae) // Растительный мир Азиатской России. № 4(24). С. 38-41.

Солодянкина С.В., Истомина Е.А., Сороковой А.А., Чепинога В.В. 2016. Моделирование потенциального ареала ветреницы байкальской (Anemone baicalensis, Ranunculaceae) с использованием данных тематических карт // География и природные ресурсы. № 5. С. 92-99.

Тупицына Н.Н., Чепинога В.В. 2016. Инвентаризация ястребинок и ястребиночек (Hieracium, Pilosella, Asteraceae) в Байкальской Сибири // Turczaninowia. Т. 19, № 3. С. 73-87.

Чепинога В.В., Солодянкина С.В., Иванова В.П. 2016. Распространение некоторых синантропных растений в историческом центре города Иркутска  (Восточная Сибирь) // Вестн. Том. гос. ун-та. Биология. № 2 (34). С. 87–100. DOI: doi: 10.17223/19988591/34/6

Барицкая В.А., Чепинога В.В. 2016. Дополнения к флоре сосудистых растений района Пю-6 регионального деления территории Иркутской области // Известия ИГУ. Серия «Биология. Экология». Т. 15. С. 3–10.

Tubanova D.Ya., Afonina O.M., Fedosov V.E., Chepinoga V.V. 2016. New moss records from Republic of Buryatia. 10. – In: Sofronova E.V. (ed.) New bryophyte records. 6. // Arctoa 25(1): 218–219.

An’kova T.V., Lononosova M.N., Chepinoga V.V. 2016.  IAPT/IOPB chromosome data 22. – In: K. Marhold & I. Breitwieser (eds.) // Taxon. 2016. V. 65. No 5. P. 1200; E1–E2. DOI http://dx.doi.org/10.12705/655.40

Gnutikov A.A., Protopopova M.V., Pavlichenko V.V., Chepinoga V.V. 2016. IAPT/IOPB chromosome data 22. – In: K. Marhold & I. Breitwieser (eds.) // Taxon. 2016. V. 65. No 5. P. 1201; E7–E8. DOI http://dx.doi.org/10.12705/655.40

Чепинога В.В., Виньковская О.П., Барицкая В.А., Калюжный С.С., Степанцова Н.В. 2016. Состояние растительного мира // Государственный доклад о состоянии и об охране окружающей среды Иркутской области в 2015 году. Иркутск, Время странствий. С. 52–56.

Верхозина А.В., Казановский С.Г., Кривенко Д. А., Лиштва А.В., Степанцова Н.В., Чепинога В.В. 2016. Сведения о видах растительного мира Красной книги Иркутской области  // Государственный доклад о состоянии и об охране окружающей среды Иркутской области в 2015 году. Иркутск, Время странствий. С. 64–65.

​Вилор М.А., Чепинога В.В., Вилор Н.В. 2016. Адаптация экосистем  как биосферный отклик на эндогенную термоактивность в Байкальской рифтовой зоне // Биоразнообразие: глобальные и региональные проблемы: материалы Всероссийской конференции молодых ученых с междунар. участием (г. Улан-Удэ, 23–27 июня 2016 г.). Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН, 2016. С. 161 .

Коновалов А.Д., Павличенко В.В., Чепинога В.В., Протопопова М.В. 2016. Генетическая обособленность популяции Waldsteinia ternara (Rosaceae) как последствие глобальных изменений климата четвертичного периода // Факторы устойчивости растений и микроорганизмов в экстремальных природных условиях и техногенной среде: Материалы Всерос. науч. конф. с междунар. участием и школы молодых ученых, 12-15 сентября 2016 г.  Иркутск: Изд-во И-та географии им. В.Б. Сочавы СО РАН, 2016. С. 240-241.

Протопопова М.В., Павличенко В.В., Коновалов А.Д., Чепинога В.В. 2016. Исследование исторической динамики некоторых реликтовых видов растений Байкальской Сибири в течение глобальных климатических изменений с использованием молекулярно-генетических маркеров // Факторы устойчивости растений и микроорганизмов в экстремальных природных условиях и техногенной среде: Материалы Всерос. науч. конф. с междунар. участием и школы молодых ученых, 12-15 сентября 2016 г. Иркутск: Изд-во И-та географии им. В.Б. Сочавы СО РАН, 2016. С. 250-251.

Вилор М.А., Чепинога В.В., Вилор Н.В. 2016. Изучение уходящего поверхностного инфракрасного излучения элементов геоструктуры в корреляции с экосистемным фактором на территории южного Прибайкалья методами ДЗЗ. // Материалы Тринадцатой Всероссийской Открытой конференции «Современные проблемы дистанционного зондирования Земли из космоса». Москва, 16 — 20 ноября 2015 г. [Режим доступа]

Чепинога В. В., Дурникин Д.А., Капитонова О.А., Кучеров И.Б., Лысенко Т.М., Семенищенков Ю.А., Чемерис Е.В., Ямалов  С.М. 2016. База данных по растительности ветландов России: перспективы, типологическая и географическая репрезентативность // Современные фундаментальные проблемы классификации растительности: Тезисы междунар. науч. конф. (г. Ялта, Республика Крым, 4–9 октября 2016 г.). С. 142–143.

Чепинога В.В., Фитц Р. 2016. Разнообразие субальпийской высокотравной растительности в истоках р. Большой Мамай (хребет Хамар-Дабан, Южное Прибайкалье) // Современные фундаментальные проблемы классификации растительности: Тезисы междунар. науч. конф. (г. Ялта, Республика Крым, 4–9 октября 2016 г.). С. 143–145.

Vilor M., Vilor N., Chepinoga V. 2016. To the study of influence of  the enhanced surface infrared radiation on ecosystems in Southern Baikal Region (Eastern Siberia) // 33rd International Geographical Congress (21–25 Aug 2016): Book of Abstracts. Beijing, China, 2016. P. 263.

2015

Протопопова М. В., Павличенко В.В., Гнутиков А.А., Адельшин Р.В., Чепинога В.В. 2015. Использование генетических маркеров для оценки состояния реликтовых видов растений Байкальской Сибири // Вестник РУДН. Серия Экология и безопасность жизнедеятельности.  4. С. 28–36.

Чепинога В.В. 2015. Флора и растительность водоемов Байкальской Сибири. Иркутск, Изд-во Ин-та географии им. В.Б. Сочавы СО РАН. 468 с.

Чепинога В.В. 2015. Разнообразие растительности Иркутской области с позиции флористической классификации: предварительный список классов // Известия ИГУ. Серия. «Биология. Экология». Т. 12. С. 2-11.

Чепинога В.В. 2015. Растения-неофиты в гидрофильной флоре Байкальской Сибири // Вестник Том. гос. ун-та. Биология. № 1(29). С. 68-85.

Чепинога В.В., Мишина А.В., Протопопова М.В., Павличенко В.В., Быстров С.О., Вилор М.А. 2015. Новые данные о распространении некоторых неморальных реликтовых растений в предгорьях хребта Хамар-Дабан (Южное Прибайкалье) // Бот. журн. 2015. Т. 100, № 5. С. 478-489.

Эбель А.Л., Зыкова Е.Ю., Верхозина А.В., Чепинога В.В., Казановский С.Г., Михайлова С.И. 2015. Новые и редкие виды в адвентивной флоре южной Сибири // Сист. заметки гербария им. П.Н. Кылова ТГУ. № 111. С. 16–31.

Lane Ch.R., Anenkhonov O., Liu H., Autrey B.C., Chepinoga V. 2015. Classification and Inventory of freshwater wetlands and aquatic habitats in the Selenga River Delta of Lake Baikal, Russia, using high-resolution satellite imagery // Wetlands Ecology and Management. Vol. 23, Iss. 2 P. 195-214. DOI: 10.1007/s11273-014-9369-z

Чепинога В.В., Виньковская О.П. 2015. Состояние растительного мира // Государственный доклад о состоянии и об охране окружающей среды Иркутской области в 2014 году. Иркутск, Форвард. С. 58–63.

Верхозина А.В., Казановский С.Г., Чепинога В.В., Кривенко Д.А., Лиштва А.В. 2015. Сведения о видах растительного мира Красной книги Иркутской области  // Государственный доклад о состоянии и об охране окружающей среды Иркутской области в 2014 году. Иркутск, Форвард. С. 69–72.

Белов А.В., Соколова Л.П., Чепинога В.В. 2015. Растительность // География Сибири в начале ХХI века. Т. 2. Природа / отв. ред. Ю.М. Семенов, А.В. Белов. Новосибирск, Гео. С. 231–257.

Вилор М.А., Чепинога В.В. Вилор Н.В. 2015. Изучение уходящего поверхностного инфракрасного излучения элементов геоструктуры в корреляции с экосистемным фактором на территории южного Прибайкалья методами ДЗЗ // Современные проблемы дистанционного зондирования Земли: XIII открытая всероссийская конференция (Москва, 16–20 нояб. 2015). Тез. докл. М., 2015. С. 380.
Протопопова М.В., Павличенко В.В., Коновалов А.Д., Золотовская Е.Д., Чепинога В.В. 2015. Разработка эффективных подходов по оценке экологического состояния реликтовых видов растений Байкальской Сибири с использованием молекулярно-генетических маркеров // Сборник материалов научно-практического семинара для стипендиатов Фонда имени В.И. Вернадского «Управление природопользованием и экологическая безопасность регионов (20 марта 2015 г. , Москва). 2015. С. 102–104.

Протопопова М.В., Павличенко В.В., Чепинога В.В. 2015. Оценка возможности использования генетических маркеров для оценки состояния уникальных растительных сообществ Байкальской Сибири. Материалы VIII Московского Международного Конгресса «Биотехнология: Состояние и Перспективы Развития» (Москва, 17-20 марта 2015 г.). Часть 3: 40 / Protopopova M.V., Pavlichenko V.V., Chepinoga V.V. 2015. Possibility of genetic markers application for ecological status assessment of the unique plant communities of Baikal Siberia. Proceedings of the VIII Moscow International Congress “Biotechnology: State of the Art and Prospects of Development” (March 17-20, 2015, Moscow, Russia). Part 3: 41.

Protopopova M.V., Pavlichenko V.V., Chepinoga V.V. 2015. Some aspects of genetic polymorphism in two relict plant species from Baikal Siberia. Modern Achivements in Population, Evolutionary, and Ecological Genetics: International Symposium (Vladivostoc-Vostok Marine Biological Station, September 1-10, 2015): Program and Abstracts. P. 57.

Солодянкина С.В., Чепинога В.В. 2015. Метод максимальной энтропии для определения ведущих факторов влияния на геосистемы // Материалы XV совещания географов Сибири и Дальнего Востока (Улан-Удэ, 10-13 сент. 2015). Иркутск, Изд-во ИГ СО РАН. С. 149–150.

Чепинога В.В. 2015. Некоторые результаты кариологического анализа гидрофильной флоры Байкальской Сибири // Проблемы систематики и географии водных растений: материалы Междунар. конф (Борок, Россия, 21-24 октября 2015 г.). Ярославль: Филигрань, 2015. С. 83–84.

2014

Чепинога В.В. 2014. Хромосомные числа растений флоры Байкальской Сибири. Новосибирск, Наука. 419 с.

Барицкая В.А., Чепинога В.В. 2014. Геоботаника и методы геоботанических исследований. Учебное пособие. Иркутск, Изд-во Иркут. гос. ун-та. 193 с.

Lane C.R., Liu H., Autrey B., Anenkhonov O.A., Chepinoga V.V., Wu Q. 2014. Improved Wetland Classification using eight-band high resolution satellite imagery and a hybrid approach // Remote Sensing, 6: 12187-12216. DOI: doi:10.3390/rs61212187

Chepinoga V. 2014. Syntaxonomic and nomenclatural novelties of the wetland vegetation of Baikal Siberia (Russian Federation) // Lazaroa, V. 35. P. 169-179; DOI: 10.5209/rev_LAZA.2014.v35.45251

Chepinoga V.V., Gnutikov A.A. 2014. Chromosome numbers of some vascular plant species from the south of Baikal Siberia // Botanica Pacifica, V. 3, No 1. P. 53-60.

Chepinoga V.V., Gnutikov A.A. 2014. IAPT/IOPB chromosome data 18 / K. Marhold (ed.) // Taxon, V. 63, 6. P. 1387; E3–E4. DOI: http://dx.doi.org/10.12705/636.37

Korobkov A.A., Kotseruba V.V., Chepinoga V.V. 2014. IAPT/IOPB chromosome data 17 / K. Marhold (ed.) // Taxon, V. 63, 5. P. 1151–1152; E12–E18. DOI: http://dx.doi.org/10.12705/635.34

Романов Р.Е., Чемерис Е.В., Вишняков В.С., Чепинога В.В., Азовский М.Г., Куклин А.П., Тимофеева В.В. 2014. Chara strigosa (Streptophyta: Charales) в России // Бот. журн. Т. 99, № 10. С. 1148–1161.

Протопопова М. В., Павличенко В.В., Гнутиков А.А., Чепинога В.В. 2014. Разработка методических подходов для оценки генетического полиморфизма неморальных реликтовых растений Байкальской Сибири // МНО «Inter-Medical». № 4. С. 61–63.

Романов Р.Е. Чепинога В.В., Вишняков В.С., Базарова Б.Б., Азовский М.Г., Куклин А.П. 2014. Харовые водоросли (Streptophyta: Charophyceae, Charales) Байкальской Сибири // Водоросли: проблемы таксономии, экологии и использование в мониторинге: Мат. докл. III Междунар. науч. конф. (Борок, 24–29 авг. 2014). Ярославль, Филигрань. С. 98–100.

Romanov R.E., Chepinoga V.V., Vishnyakov V.S., Bazarova B.B., Azovskii M.G., Kuklin A.P. 2014. Charophytes of Baikalian Siberia (Russia) // 19th Meeting of the Group of European Charophytologists (GEC 19th): Programme and abstracts (Vilnius, Lithuania, 11–14 Sept. 2014). Vilnius. P. 25–26.

Чепинога В.В. 2014. Итоги кариологического изучения флоры сосудистых растений Байкальской Сибири // Растительность Восточной Европы и Северной Азии: Мат. междунар. науч. конф. (Брянск, 29 сент. – 3 окт. 2014). Брянск, Брянское полиграф. объединение. С. 154.

Чепинога В.В. 2014. Проект синтаксономического обзора водной и прибрежно-водной растительности России // Растительность Восточной Европы и Северной Азии: Мат. междунар. науч. конф. (Брянск, 29 сент. – 3 окт. 2014). Брянск, Брянское полиграф. объединение. С. 155.

Протопопова М.В., Павличенко В.В., Байрамова Э.М., Рудых А.В., Быстров С.О., Вилор М.А., Мишина А.В., Чепинога В.В. 2014. Генетический полиморфизм неморальных реликтовых видов растений Байкальской Сибири // Экосистемы озера Байкал и Восточной Азии: Мат. Всерос. науч. конф. с междунар. участием. Иркутск, Изд-во Иркут. гос. ун-та. С. 77–79.

Протопопова М.В., Павличенко В.В., Чепинога В.В. 2014. Молекулярно-генетические маркеры для оценки популяционного полиморфизма некоторых неморальных реликтовых видов растений Байкальской Сибири // Экосистемы озера Байкал и Восточной Азии: Мат. Всерос. науч. конф. с междунар. участием. Иркутск, Изд-во Иркут. гос. ун-та. С. 75–77.

 

2013

Chepinoga, V.V., Bergmeier, E., Rosbakh, S.A. & Fleckenstein, K.M. (2013). Classification of aquatic vegetation (Potametea) in Baikal Siberia, Russia, and its diversity in a North Eurasian context. Phytocoenologia. 43, 1-2: 127-167.

Барицкая В.А., Лиштва А.В., Петров А.Н., Машанова О.Я., Чепинога В.В. Полевая практика по ботанике на биостанции в Больших Котах. Учебное пособие. Иркутск: Изд-во Иркут. гос. ун-та, 2013. 94 c.

Паздникова Н. М., Чепинога В. В. Конспект флоры сосудистых растений центральной части Даурии Ононской (Юго-Восточное Забайкалье, Россия) // Известия ИГУ. Серия. «Биология. Экология». 2013. Т. 6, № 1. С. 32–60.

Чепинога В.В., Дементьева М.К., Лиштва А.В. Флористические находки в верхнем течении бассейна реки Лены (Иркутская область) Сибири // Известия ИГУ. Серия «Биология. Экология». 2013. Т. 6, № 1. С. 102–109.

Чепинога В.В., Дударева Н.В. Новые данные о распространении водных печеночников из семейства Ricciaceae (Marchantiophyta) на территории Сибири // Известия ИГУ. Серия «Биология. Экология». 2013. Т. 6, № 1. С. 127–130.

Чепинога В.В. Новые комбинации в роде Stuckenia Börner (Potamogetonaceae) // Новости сист. высш. раст. 2013. Т. 45. С. 241.

Чепинога В.В. Флора и растительность водоемов и водотоков юга Восточной Сибири. Дис. … д-ра биол. наук. Иркутск, 2013. 467 с.

Чепинога В.В. Флора и растительность водоемов и водотоков юга Восточной Сибири. Автореф. дис. … д-ра биол. наук. Томск, 2013. 39 с.

Чепинога В.В. Кувшинка белая – Nymphaea candida J. Presl.// Красная книга Республики Бурятия. Редкие и находящиеся под угрозой исчезновения виды животных, растений и грибов. 3-е изд., перераб. и доп. / под ред. Н.М. Пронина (отв. ред.) и др. Улан-Удэ, Изд-во БНЦ СО РАН, 2013. С. 551.

Чепинога В.В. Кувшинка четырехугольная – Nymphaea tetragona Georgi // Красная книга Республики Бурятия. Редкие и находящиеся под угрозой исчезновения виды животных, растений и грибов. 3-е изд., перераб. и доп. / под ред. Н.М. Пронина (отв. ред.) и др. Улан-Удэ, Изд-во БНЦ СО РАН, 2013. С.552–553.

Чепинога В.В. Водяной орех (Рогульник) сибирский (В.О. плавающий) – Trapa sibirica Flerow (Trapa natans L. s.l. p.p.) // Красная книга Республики Бурятия. Редкие и находящиеся под угрозой исчезновения виды животных, растений и грибов. 3-е изд., перераб. и доп. / под ред. Н.М. Пронина (отв. ред.) и др. Улан-Удэ, Изд-во БНЦ СО РАН, 2013. С. 628.

Чепинога В.В. Дзанникеллия ползучая (Дзанникеллия болотная) – Zannickellia repens Boenn. (Zannickellia palustris L.) // Красная книга Республики Бурятия. Редкие и находящиеся под угрозой исчезновения виды животных, растений и грибов. 3-е изд., перераб. и доп. / под ред. Н.М. Пронина (отв. ред.) и др. Улан-Удэ, Изд-во БНЦ СО РАН, 2013. С. 636.

Anenkhonov O.A., Korolyuk A.Yu., Naidanov B.B., Chepinoga V.V., Korolyuk E.A. Class Thero-Salicornietea in Transbaikalia, Eastern Siberia // Abstracts of 22nd EVS Inernational Workshop (Rome, 2013, April 9-11). Perugia, 2013. P. 5.

Lane Ch.R., Liu H., Anenkhonov O., Autrey B., Chepinoga V. Mapping freshwater deltaic wetlands and aquatic habitats at multiple scales with high-resolution multispectral WorldView-2 imagery and Indicator Species Analysis // Computational information technologies for Environmental Sciences: Selected and reviewed papers presented at the International Young Scientists School and Conference CITES-2013 (Petrozavodsk, Russia, August 25–September 5, 2013). Petrozavodsk, 2013. P. 63–64.

Чепинога В.В. Гидрофильная флора Байкальской Сибири // Современная ботаника в России. Труды XIII съезда Русского ботанического общества и конференции «Научные основы охраны и рационального использования растительного покрова Волжского бассейна» (Тольятти, 16–22 сентября 2013). Т. 2: Систематика и география сосудистых растений. Сравнительная флористика. Геоботаника. Тольятти: Кассандра, 2013. С. 148–149.

Чепинога В.В. Материалы по хромосомным числам растений флоры Байкальской Сибири // Интеграция ботанических исследований и образования: традиции и перспективы: Труды Междунар. науч.-практ. конф., посвящѐнной 125-летию кафедры ботаники (Томск, 12–15 ноября 2013). Томск: Изд-во Том. ун-та, 2013. С. 264–269.

 

2012

Прудникова А.Ю., Чепинога В.В. Флора бассейна реки Тойсук (предгорья Восточного Саяна, Иркутская область). Иркутск: Изд-во Иркут. гос. ун-та, 2012. 189 с.

Софронов А. П., Чепинога В. В. Устойчивость растительности геосистем Северного Прибайкалья к пирогенному фактору // Известия ИГУ. Серия «Биология. Экология». 2012. Т. 5, № 4. С. 24-30.

Chepinoga V.V. Wetland vegetation database of Baikal Siberia (WETBS) // In: Dengler, J., Oldeland, J., Jansen, F., etc. (eds.) Vegetation databases for the 21st century. — Biodiversity & Ecology. 2012. Vol. 4. P. 311.         

Chepinoga V.V., Gnutikov A.A., Lubogoschinsky P.I. Chromosome numbers of some vascular plant species from the south of Baikal Siberia // Botanica Pacifica. 2012. 1, 1: 127–132.

Chepinoga V.V., Gnutikov A.A., Lubogoschinsky P.I., Fleckenstein K. M. IAPT/IOPB chromosome data 13 // Taxon. 2012. 61, 4. P. 889–891; E5–E10.

Chepinoga V.V., Gnutikov A.A., Lubogoschinsky P.I., Isaikina M.M., Konovalov A.S. IAPT/IOPB chromosome data 13 // Taxon. 2012. 61, 4. P.891–892; E10–E12.

Chepinoga V.V., Gnutikov A.A., Moriz R.S., Lubogoschinsky P.I., Sergeyeva A.S. IAPT/IOPB chromosome data 13 // Taxon. 2012. 61, 4. P. 892– 893; E13–E16 .

Chepinoga V.V., Zverev V.E., Zvereva E.L., Kozlov M.V. Vascular plants on the islands and peninsulas of Maloe More (Lake Baikal): patterns of diversity and species turonover // Boeral Env. Res. 2012. 17, 3-4: 219-236.

Чепинога В.В., Росбах С.А. Водная растительность класса Lemnetea на территории Байкальской Сибири // Растительность России. 2012. № 21. C. 106–123.

Чепинога В.В. Синтаксономический обзор водной и околоводной растительности Байкальской Сибири // Актуальные проблемы геоботаники: Сборник статей и лекций IV Всероссийской школы-конференция (Уфа, 1-7 окт. 2012 г.). – Уфа: МедиаПринт, 2012. С. 319–323.

Лейн Ч., Аненхонов О., Лиу Х., Аутри Б., Чепинога В. Использование дистанционного зондирования в выявлении водно-болотных сред обитания в дельте реки Селенги // Эколого-биологическое благополучие животного мира: Мат-лы междунар. науч.-практич. конфер. (Благовещенск, 14–17 мая 2012 г.). Благовещенск: ДальГАУ, 2012. С. 130–131; Lane Ch., Anenkhonov O., Liu H., Autrey B., Chepinoga V. Using Remote Sensing to Identify Wetland Habitats in the Selenga River Delta of Lake Baikal // Ecological and Biological Wellbeing of the Animal World: Materials of International scientific and practical conference (Blagoveschensk, 14–17 May 2012). Blagoveschensk: Far Eastern Agrarian University, 2012. P. 131–132.

Романов Р. Е., Чепинога В. В., Базарова Б. Б., Вишняков В. С., Киприянова Л. М. Харовые водоросли (Streptophyta: Charales) Байкальской Сибири // Тезисы докладов II (X) Международной Ботанической Конференции молодых ученых в Санкт-Петербурге 11-16 ноября 2012 года. СПб.: Изд-во СПбГЭТУ «ЛЭТИ», 2012. C. 38

 

2011

Барицкая В.А., Зарубин А.М., Чепинога В.В., Янчук Т.М. Сосудистые растения // Редкие виды растений и животных города Иркутска и его окрестностей / В.В. Попов (гл. ред) и др. Иркутск, 2011. С. 21–50.

Чепинога В.В., Росбах С.А., Паздникова Н.М., Коновалов А.С., Любогощинский П.И., Исайкина М.М. Флористические находки в Забайкалье // Бюл. МОИП. Отд. биол. 2011. Т. 116, вып. 3. С. 73–76.

Chepinoga V., Müller N. Schon mal Konfitüre aus Vogel-Kirschen probiert? // Irkutsker Deutsche Zeitung. 2011. July. 4: 18.

Чепинога В.В. Разнообразие сообществ класса Potamogetonetea в водоемах Байкальской Сибири // Мат. Всерос. конф. с междунар. участием «Отечественная геоботаника:основные вехи и перспективы», Санкт-Петербург, 20-24 сент. 2011. Т. 1. СПб., 2011. С. 296 – 298.

Чепинога В.В., Барицкая В.А., Ляпунов А.В. Цветковые растения Байкальской Сибири. Методические указания к большому практикуму. Иркутск: Изд-во Иркут. гос. ун-та, 2011. 46 с.

Прудинкова А.Ю., Чепинога В.В. Адвентивная фракция флоры бассейна реки Тойсук (Предгорья Восточного Саяна) // Актуальные проблемы охраны природы и рационального природопользования. Мат. 3-х Междунар. науч.-практ. конф. Чебоксары, 2011. С. 33-34.

Аненхонов О.А., Тубанова Д.Я., Чепинога В.В. Падь «Ботыйская яма» на юге Бурятии – борео-неморальный флористический рефугиум и участок рекреационно-культового значения // Современные проблемы этноэкологии и традиционного природопользования: Мат-лы Всерос. науч.-практич. конфер. Улан-Удэ: Изд-во Бурятского госуниверситета, 2011. С. 12–16.

 

2010

Чепинога В.В., Гнутиков А.А., Енущенко И.В. Числа хромосом некоторых видов растений из южной части Восточной Сибири // Бот. журн. – 2010. – Т. 95. № 1. — С. 129-139.

Кучеров И.Б., Головина Е.О., Гимбельбрант Д.Е., Чепинога В.В. Лишайниковые и лишайниково-зеленомошные сосновые леса и редколесья Керетского беломорья // Вестник СПбГУ. Сер. 3: Биол. 2010. Вып. 1. С. 44-54.

Chepinoga V.V., Gnutikov A.A., Enushchenko I.V. IAPT/IOPB chromosome data 9 // Taxon. 2010. 59 (4). P. 1298-1299; E1-E5.

Барицкая В.А., Зарубин А.М., Чепинога В.В., Янчук Т.М. Сосудистые растения Красной книги в Иркутске и его окрестностях // Известия ИГУ. Серия «Биология. Экология». 2010. Т. 3, № 4. С. 19-30.

Чепинога В.В. Рдест Маака – Potamogeton maackianus A. Benn. // Красная книга Иркутской области / под ред. О.Ю. Гайковой, В.В. Попова, Т.А. Марковой и др. Иркутск: Время странствий, 2010. C. 140.

Чепинога В.В. Стрелолист стрелолистный – Sagittaria sagittifolia L. // Красная книга Иркутской области / под ред. О.Ю. Гайковой, В.В. Попова, Т.А. Марковой и др. Иркутск: Время странствий, 2010. C. 144.

Чепинога В.В. Стрелолист трилистный – Sagittaria trifolia L. // Красная книга Иркутской области / под ред. О.Ю. Гайковой, В.В. Попова, Т.А. Марковой и др. Иркутск: Время странствий, 2010. C. 145.

Чепинога В.В. Бразения Шребера – Brasenia schreberi J.F. Gmel. // Красная книга Иркутской области / под ред. О.Ю. Гайковой, В.В. Попова, Т.А. Марковой и др. Иркутск: Время странствий, 2010. C. 194.

Чепинога В.В. Эвтрема сердцелистная – Eutrema cordifolium Turcz. ex Ledeb. // Красная книга Иркутской области / под ред. О.Ю. Гайковой, В.В. Попова, Т.А. Марковой и др. Иркутск: Время странствий, 2010. C. 217.

Казановский С.Г., Чепинога В.В. Вальдштейния тройчатая – Waldsteinia ternata (Steph.) Fritsch // Красная книга Иркутской области / под ред. О.Ю. Гайковой, В.В. Попова, Т.А. Марковой и др. Иркутск: Время странствий, 2010. C. 233.

Чепинога В.В. Шлемник повислый – Scutellaria dependens Maxim. // Красная книга Иркутской области / под ред. О.Ю. Гайковой, В.В. Попова, Т.А. Марковой и др. Иркутск: Время странствий, 2010. C. 288.

Паздникова Н.М., Чепинога В.В. Новые и редкие сосудистые растения Даурии ононской // Проблемы изучения и сохранения растительного мира Евразии: Мат. Всеросс. конф. с международным участием, посвященной памяти Л.В. Бардунова (1932-2008 гг.) (Иркутск, 15-19 сентября 2010 г.). – Иркутск: Изд-во Ин-та географии им. В.Б. Сочавы СО РАН, 2010. — С. 611-614.

 

2009

Chepinoga V.V., Gnutikov A.A., Enushchenko I.V., Rosbakh S.A. IAPT/IOPB chromosome data 8 // Taxon. 2009. 58 (4). P. 1281-1282; E1-E3.

Чепинога В.В. Рабочее районирование территории Байкальской Сибири для характеристики распространения сосудистых растений // Изв. Иркут. гос. ун-та. Сер. Биология. Экология. – 2009. – Т. 2, № 2. – С. 3-7.

Кучеров И.Б., Головина Е.О., Чепинога В.В., Гимбельбрант Д.Е., Максимов А.И., Максимова Т.А. Сосновые леса и редколесья карельского берега Белого моря (Республика Карелия) // Тр. Карельского научного центра РАН. Петрозаводск, 2009. № 4. С. 30-52.

Гнутиков А. А., Чепинога В. В., Енущенко И. В. Кариологическое исследование семейства Сложноцветных (Asteraceae) Байкальской Сибири // Кариология и молекулярная систематика: VI Совещание по кариологии, кариосистематике и молекулярной систематике растений (Санкт-Петербург, 1-2 дек. 2009 г). Санкт-Петербург, 2009. – С. 43-44.

Гнутиков А. А., Чепинога В. В., Енущенко И. В. Числа хромосом в изучении злаков (Poaceae) Байкальской Сибири // Кариология и молекулярная систематика: VI Совещание по кариологии, кариосистематике и молекулярной систематике растений (Санкт-Петербург, 1-2 дек. 2009 г). Санкт-Петербург, 2009. – С. 44-45.

Коновалов А.С., Шпейзер Г.М., Чепинога В.В. Некоторые гидрохимические показатели минерализованных озер Забайкальского края: материалы к изучению структуры береговой растительности // Вестник Иркутского университета: Мат. ежегодной науч.-теорет. конф. аспирантов и студентов. – Иркутск: Изд-во Иркут. гос. ун-та, 2009. – С. 30-31.

Мурач У.А., Сергеева А.С., Чепинога В.В. Биогеографические и ценотические особенности Brasenia schreberi J.F. Gmel. (Cabombaceae) // Вестник Иркутского университета: Мат. ежегодной науч.-теорет. конф. аспирантов и студентов. – Иркутск: Изд-во Иркут. гос. ун-та, 2009. – С. 34-35.

 

2008

Чепинога В. В., Степанцова Н.В., Гребенюк А.В., Верхозина А.В., Виньковская О.П., Гнутиков А.А., Дулепова Н.А., Енущенко И.В., Зарубин А.М., Казановский С.Г., Коновалов А.С., Коробков А.А., Луферов А.Н., Росбах С.А. 2008. Конспект флоры Иркутской области (сосудистые растения). Иркутск, Изд-во Иркут. гос. ун-та. 328 с.

Chepinoga V.V., Gnutikov A.A., Enushchenko I.V., Chepinoga A.V. IAPT/IOPB chromosome data 6 // Taxon. 2008. 57 (4). P. 1267-1268; E1-E4

Пробатова Н.С., Гнутиков А.А., Рудыка Э.Г., Чепинога В.В. Числа хромосом видов растений из Байкальской Сибири // Бот. журн. – 2008. – Т. 93, № 1. – С. 162-181.

Чепинога В.В., Гнутиков А.А., Енущенко И.В. Числа хромосом некоторых видов сосудистых растений флоры Байкальской Сибири // Бот. журн. – 2008. – Т. 93, № 8. – 1286-1295.

Чепинога В.В., Росбах С.А. Активность различных видов водной флоры Иркутско-Черемховской равнины // География и природные ресурсы. – 2008. № 1. – С. 97-104.

Чепинога В.В., Чепинога А.В., Гнутиков А. А., Тимофеев М.А. Обзор кариологической изученности флоры Байкальского региона // Изв. Самарского научного центра РАН. – 2008. Т. 10. № 5/1. С. 68-73.

Чепинога В.В. Растительность водоемов и водотоков Южного Предбайкалья (Иркутская область, Россия) // Фундаментальные и прикладные проблемы ботаники в начале 21 века: Материалы всероссийской конференции (12-й съезд Русского бот. общ.). Петрозаводск: КНЦ РАН, 2008. Ч. 5. С. 334-336.

Пробатова Н. С., Рудыка Э.Г., Кожевникова В.В., Кожевников А. Е., Баркалов В.Ю., Шатохина А.В., Чепинога В.В., Гнутиков А.А., Селедец В.П. Основные итоги изучения чисел хромосом у видов Дальнего Востока и Вост. Сибири в 2006-2008 гг. // Фундаментальные и прикладные проблемы ботаники в начале XXI века: Материалы всероссийской конференции (12-й съезд Русского бот. общ.). Петрозаводск: КНЦ РАН, 2008. Ч. 3.  С. 65-68.

Чепинога В. В., Бобров А. А. Речная растительность подтаёжной подзоны юга Иркутской области // Экосистемы малых рек: биоразнообразие, экология, охрана: Лекции и матер. докл. Всерос. школы-конф. (Борок, 18-21 ноября 2008 г.). Борок: Изд-во «Принтхаус», 2008. С. 331-334.

 

2007

Азовский М.Г., Чепинога В.В. 2007. Флора высших растений озера Байкал. Иркутск, Изд-во Иркут. ун-та. 157 с.

Чепинога В.В., Верхозина А.В., Енущенко И.В., Прудникова А.Ю. 2007. Флористические находки в Южной Сибири // Бюл. МОИП. Отд. биол. 2007. Т. 112, № 6. С. 48–50.

Зарубин А.М., Чепинога В.В., Верхозина А.В., Барицкая В.А., Прудникова А.Ю. 2007. Новые данные по адвентивным растениям в Байкальской Сибири // Материалы к флоре Байкальской Сибири: Сб. науч. ст. Иркутск, Изд-во Иркут. ун-та. Вып. 1. С. 130–140.

Прудникова А.Ю., Чепинога В.В. 2007. Конспект флоры бассейна р. Тойсук (Иркутская область) // Материалы к флоре Байкальской Сибири: Сб. науч. ст. Иркутск, Изд-во Иркут. ун-та. Вып. 1. С. 85–129.

Чепинога В.В., Верхозина А.В. 2007. К флоре эргазиофитов Иркутской области // Материалы к флоре Байкальской Сибири: Сб. науч. ст. Иркутск, Изд-во Иркут. ун-та. Вып. 1. С. 161–172.

Чепинога В.В. 2007. Географическая структура водной фракции флоры Байкальского региона // Экология в современном мире: взгляд научной молодежи. Материалы Всерос. конф. молод. ученых, Улан-Удэ (Россия), 24-27 апреля 2007 г. Улан-Удэ, Изд-во ГУЗ РЦМП МЗ РБ. С. 230–231.

Чепинога В.В., Росбах С.А. 2007. «Водяная чума» (Elodea сanadensis, Hydrocharitaceae) в Байкальской Сибири // Синантропизация растений и животных. Материалы Всероссийской конференции с международным участием (Иркутск, 21-25 мая 2007 г.). Иркутск, Изд-во Ин-та географии СО РАН. С. 240–243.

Фролов А.О., Чепинога В.В. 2007. Меловые биомы Северной Азии // Вестник Иркутского университета: Мат. ежегодной научно-теоретической конференции аспирантов и студентов. Иркутск, Изд-во Иркут. гос. ун-та. С. 28–29.

Балтийский завод передал заказчику новый атомный ледокол «Сибирь»

«Арктика» — впереди, за кормой — «Урал», «Якутия», «Чукотка». Корабелы Балтийского завода передали в строй действующих новый универсальный атомный ледокол «Сибирь». Он — второй в линейке пяти аналогичных УАЛ, что построены и строятся по проекту 22220 ЦКБ «Айсберг».

Как отметил в день подписания приемного акта глава «Атомфлота» Мустафа Кашка, ввод в эксплуатацию ледокола «Сибирь» укрепит позиции Росатомфлота в арктическом регионе, а его эффективная эксплуатация станет важным фактором устойчивого развития судоходства в акватории Севморпути.

Гендиректор «Балтийского завода» Алексей Кадилов, подписавший те же документы, поблагодарил всех, кто участвовал в создании нового атомохода и его испытаниях. И заверил: «Ледокол уйдет, но «Балтийский завод» на нем останется: мы будем помогать его эксплуатировать, обеспечивать запчастями…».

Незадолго до этого «Сибирь» завершила финальный этап заводских испытаний. Как сообщили из Объединенной судостроительной корпорации, куда входит Балтийский завод, в рамках контрольных мероприятий в Финском заливе сдаточная команда повторно проверила системы и механизмы, по которым были замечания на первом этапе испытаний.

Теперь, когда передаточные документы подписаны, потребуется некоторое время для подготовки судна к зимне-весенней навигации. Сразу после этого универсальный атомный ледокол «Сибирь» возьмет курс из Санкт-Петербурга в порт приписки Мурманск. А уже в январе «Сибирь» ждут на Севморпути, особенно на его восточных участках, где ледовая обстановка традиционно тяжелая, и недавняя ситуация с застрявшими там судами это подтверждает.

Тем временем в Санкт-Петербурге на Балтийском заводе продолжается строительство еще трех атомных ледоколов проекта 22220 — «Урал», «Якутия» и «Чукотка». Напомним: универсальными их называют потому, что атомоходы этого класса способны менять свою осадку и работать с тяжелыми льдами как на глубоководных участках Севморпути, так и на мелководье в устьях сибирских лет.

Атомоходы этого класса способны менять осадку и работать с тяжелыми льдами на глубоководных участках и на мелководье в устьях сибирских рек

Сейчас в акватории Севморпути работает головной УАЛ «Арктика» — ведет через тяжелые льды первый для себя караван из четырех судов в направлении порта Певек. И, судя по темпам проводки, подтверждает свои проектные характеристики. Высокую эффективность демонстрирует его реакторная установка РИТМ-200 с парогенерирующим блоком — такой интегрированный вариант был разработан в нижегородском ОКБМ «Африкантов» и полностью себя оправдал.

В мае нынешнего года атомоход «Арктика» работал на малых глубинах в направлении нефтеналивного терминала «Ворота Арктики». И там, сообщают из «Атомфлота», показал свою готовность к эксплуатации на открытых морских участках и в устьях полярных рек.

Досье «РГ»

Атомный ледокол проекта 22220 «Сибирь» заложен на Балтийском заводе 26 мая 2015 года. Спущен на воду 22 сентября 2017-го и достраивался на плаву. Основные характеристики: длина — 173,3, ширина — 34, высота борта — 15,2 метра. Мощность на валах — 60 МВт, скорость хода по чистой воде — 22 узла, осадка — 10,5 метра / 9,03 метра, максимальная ледопроходимость — 2,9 метра, водоизмещение — 33 540 тонн, расчетный срок службы — 40 лет, экипаж — 54 человека.

«Сибирь» — первый серийный УАЛ, построенный по проекту 22220. Назван в честь выведенного из эксплуатации атомного ледокола «Сибирь». В 1978 году он впервые осуществил круглогодичную навигацию на линии Мурманск — Дудинка. Совместно с ледоколом «Капитан Сорокин» атомоход провел в Дудинку дизель-электроходы «Павел Пономарев» и «Наварин». В 1987 году «Сибирь» обеспечила эвакуацию и высадку ледовых дрейфующих станций («Северный полюс-27», «Северный полюс-29») с заходом на Северный полюс в мае. До «Сибири» в это время года на вершину планеты не заходило ни одно надводное судно.

Георгина нимфейная Сиберия (Siberia), 1 шт

Цветки превосходной формы, белоснежные, с лёгким сливочным оттенком в центре. Цветоносы длинные, прочные, что делает этот сорт великолепным для срезки.

  • Высота: 90-100 см
  • Диаметр цветка: 10-15 см

Агротехника:

Местоположение: солнечные, защищенные от холодных и сильных ветров места с хорошей циркуляцией воздуха. Нельзя высаживать их на низких и заболоченных участках. Расстояние при посадке зависит от высоты и формы куста того или иного сорта. Участок, выбранный для георгин, должен освещаться днем по крайней мере шесть часов.

Почва: богатый перегноем жирный садовый суглинок, рН 6,5-6,7. Хороша для георгинов и удобренная песчаная почва. Участок, предназначенный под георгины, с осени вскапывают, а весной перекапывают. Посадочный материал обычно высаживают в грунт, когда минует угроза возвратных заморозков. В ямы размером 30 х 30 х 30 см, насыпают заранее подготовленный субстрат и комплексное минеральное удобрение. В зависимости от высоты, расстояние между растениями в ряду — 60–90 см. При правильной посадке корневая шейка должна быть на 2-3 см ниже уровня почвы. После посадки растения обильно поливают.

Уход за георгинами несложный — обильный полив, мульчирование опилками слоем 6–9 см, подкормки и удаление лишних побегов. Для получения более крупных соцветий обычно удаляют пазушные побеги и выщипывают боковые бутоны. В октябре клубни выкапывают, предварительно обрезав стебли выше корневой шейки на 10–15 см. Клубни очищают от земли и подсушивают. Стебли укорачивают до 3–5 см. Посадочный материал закладывают в ящик с торфом и хранят при температуре от +2 до +6°С.

Георгина нимфейная Сиберия (Siberia), 1 шт отзывы

Средняя оценка покупателей: (3)5.00 из 5 звезд

1
0
0
0
0
2без оценки

Сиберия.

Петрова Татьяна Васильевна12 октября 2015 09:40

Сорт очень понравился. Цветы были настолько огромными, что цветоносы ломались от их тяжести. Сам куст не выше 1 метра.  

Сиберия

Сергей31 октября 2014 13:30

А он кувшинковый или больше помпонный?

сиберия

Любовь6 октября 2014 20:10

Диаметр цветка был 28 см -просто прелесть !

Природа Сибири.

Флора и фауна сибири, фото сибирской природы. Дикая природа России — Сибирь

Сибирь… У каждого из нас в связи с этим словом свои собственные ассоциации, воспоминания и ощущения.

Коренные жители нашей страны не без оснований считают, что только там, на бескрайних просторах сегодня сохранена дикая природа России. Сибирь – уникальное место, где можно и сегодня найти уголки, где в буквальном смысле слова десятилетиями не ступала нога человека, где вольно живется животным и птицам… Однако в понимании большинства западных жителей – это до сих бескрайние снежные дали без какой-либо растительности и животного мира. Что же представляет современная Сибирь на самом деле? Может, сибирские просторы буквально кишат животными различных видов, а может уже нет? Действительно ли разновидностей растений здесь до сих пор не сосчитать, или многие из них уже давно подобны экземплярам из Красной Книги? Давайте постараемся разобраться с сибирской флорой и фауной, но для начала вспомним о том, что собой представляют эти земли. Мы имеем в виду их территориальные границы.

Начнем с того, что площадь Сибири насчитывает, по одним источникам, около 12, а по иным всего лишь… 10 миллионов километров квадратных. Такое несоответствие объясняется тем, что одни ученые в состав ее включают Дальний Восток, иные же категорически против этого. Таким образом, западной границей единогласно признаются Уральские горы, с восточным рубежом не все так просто… По одной из версий — это горные хребты Тихоокеанского водораздела. Северные границы – это берега Северного Ледовитого океана, южные находятся у степей Казахстана, границ Монголии, а также Китая. Таким образом, Сибирь располагается и в высоких, и в средних широтах нашего полушария, в умеренном, а также в холодном климатическом поясе. Климат большей части сибирских территорий резко континентальный, по-настоящему суровый и отнюдь не ласковый.

Природа Сибири, ввиду ошеломляюще грандиозных масштабов, действительно многообразна. Основные природные области – это, во-первых, Западно-Сибирская равнина. Во-вторых, это Среднесибирское плоскогорье. В-третьих, стоит отметить горный массив Северо-Востока, а также горы Южной Сибири. В состав последних входят Западный и Восточный Саян, Алтай, горы Тувы, Забайкалья и Прибайкалья.

Растительность здесь изменяется, в основном, в направлении с севера на юг. При этом четко прослеживаются такие природные зоны как арктические пустыни, тундры, лесотундры, лесная тайга, лесостепи и степи. В тундре, а также зоне лесотундры, основной растительностью выступают мхи и лишайники, кустарники (низкорослые) и, безусловно, многолетние травы.

Типичными для сибирских просторов считаются таёжные ландшафты. Ширина лесов, отметим, в некоторых местах достигает 2 тысяч километров! В основном темнохвойные таёжные необъятные леса формируют ели и пихты, а также легендарный сибирский кедр. А вот светлохвойную тайгу можно увидеть восточнее Енисея. Она представлена в основном даурской лиственницей. Уникальным в своем роде является в этом царстве хвойных лесов так называемый липовый остров на Алтае.

В южном направлении от таёжной зоны в границах Западной Сибири имеются участки лесостепной и степной зоны. Здесь, собственно, дикая природа Сибири и заканчивается, т.к. это на сегодняшний день наиболее густонаселённые районы и хозяйственная деятельность человека изменила их за годы цивилизации кардинальным образом. Степи давно распаханы, некогда заболоченные луга – сегодня сенокосы, а об удивительных животных и птицах помнят лишь старожилы. Увидеть же последних можно, в лучшем случае, в зоопарке или заказнике…

Огромным многообразием отличается флора горных районов, в особенности ярко это проявляется в местах с высотной поясностью. В предгорьях — это, как правило, степная растительность. Чуть выше ее сменяет горная тайга. Далее, на самых высоких хребтах, можно увидеть высокогорные безлесные ландшафты. Примечательно, что фото природы Сибири из этих мест, скорее напоминают инопланетные снимки, настолько нереально они красивы. Здесь и заросли удивительных кустарников, и великолепие разнотравья альпийских и субальпийских лугов, и высокогорные тундры с невероятной расцветкой, а также уникальность каменных россыпей.

Безусловно, с таким богатством флоры довольно обширным является и список уникальных сибирских растений. Только здесь сегодня можно увидеть Ветреницу байкальскую, Башмачок крупноцветный, Мегадению маленькую, Заманиху высокую и многие иные диковинные растения, находящиеся под защитой российской Красной Книги.

Поговорим о фауне, которой характеризуется природа Сибири и Урала. Конечно, в границах небольшой публикации невозможно даже перечислить всех представителей животного мира здешних мест. Назовем лишь самые интересные их экземпляры.

Для зоны тундры – это лемминги-грызуны, олень северный, песец. В летние месяцы здесь огромное разнообразие водоплавающих птиц – гусей, уток, куликов, гагар и иных.

Для зоны тайги характерными являются белки и соболя, колонки и лисы, волки и лоси, бурые медведи и маралы, кабарга. Разнообразие птиц представлено не менее чем двумя сотнями видов.

Лесостепная и степная зона удивляют огромным количеством мелких грызунов. Здесь же, если повезет, природа Сибири подарит и видео с барсуком, и с ондатрой, и с многочисленными пернатыми, которых не встретишь более нигде в мире. Черный журавль и дрофа, белоголовый сип и сапсан, могильник и стрепет, кроншнеп тонкоклювый — это далеко не полный список удивительных птиц. Не менее интригующе выглядит и перечень редких млекопитающих: амурский тигр и западносибирский подвид речного бобра, даурский еж и остроухая ночница…

Необходимо отметить, что в сибирских многочисленных реках можно наблюдать таких ценных промысловых рыб как муксун и нельма, омуль и сиг, осётр и таймень. Мы не упоминаем такие экземпляры, как сибирская плотва и язь, окунь и щука…

Одним словом Сибирь – это и сегодня дикая природа во всей её первозданной красе, несмотря на вмешательство человека, которое ощущается и здесь.

New national and regional vascular plant records, 3

Research paper

Botanica Pacifica. A journal of plant science and conservation
Article first published online: 10 JAN 2021 | DOI: 10.17581/bp.2021.10110

Findings to the flora of Russia and adjacent countries: New national and regional vascular plant records, 3

Alla V. Verkhozina1, Roman Yu. Biryukov2, Elena S. Bogdanova3, Victoria V. Bondareva3, Dmitry V. Chernykh2,4, Nikolay V. Dorofeev1, Vladimir I. Dorofeyev5, Alexandr L. Ebel6,7, Petr G. Efimov5, Andrey N. Efremov8, Andrey S. Erst6,7, Alexander V. Fateryga9, Natalia S. Gamova10,11, Valerii A. Glazunov12, Polina D. Gudkova4,6, Inom J. Juramurodov 13,14,15, Olga А. Kapitonova16,17, Alexey A. Kechaykin4, Anatoliy A. Khapugin18,19, Petr A. Kosachev20, Ludmila I. Krupkina5, Mariia A. Kulagina21, Igor V. Kuzmin18, Lian Lian15,22, Guljamilya A. Koychubekova23, Georgy A. Lazkov23, Alexander N. Luferov24, Olga A. Mochalova25, Ramazan A. Murtazaliev26,27, Viktor N. Nesterov3, Svetlana A. Nikolaenko12, Lyubov A. Novikova28, Svetlana V. Ovchinnikova7, Nataliya V. Plikina29, Sergey V. Saksonov†, Stepan A. Senator30, Tatyana B. Silaeva31, Guzyalya F. Suleymanova32, Hang Sun14, Dmitry V. Tarasov1, Komiljon Sh. Tojibaev13, Vladimir M. Vasjukov3, Wei Wang15,22, Evgenii G. Zibzeev7, Dmitry V. Zolotov2,33, Elena Yu. Zykova7 & Denis A. Krivenko1

1Siberian Institute of Plant Physiology and Biochemistry SB RAS, Irkutsk, Russia 2Institute for Water and Environmental Problems SB RAS, Barnaul, Russia 3Institute of Ecology of the Volga River Basin – Branch of Samara Federal Research Scientific Center RAS, Togliatti, Russia 4Altai State University, Barnaul, Russia 5Komarov Botanical Institute RAS, St. Petersburg, Russia 6National Research Tomsk State University, Tomsk, Russia 7Central Siberian Botanical Garden SB RAS, Novosibirsk, Russia 8Ulyanovsk State Pedagogical University, Ulyanovsk, Russia 9Vyazemsky Karadag Scientific Station – Nature Reserve – Branch of Kovalevsky Institute of Biology of the Southern Seas RAS, Feodosiya, Russia 10Lomonosov Moscow State University, Moscow, Russia 11Baikalsky State Nature Biosphere Reserve, Tankhoy, Republic of Buryatiya, Russia 12Tyumen Scientific Centre SB RAS, Russia 13Institute of Botany, Academy Sciences of Uzbekistan, Tashkent, Uzbekistan 14Kunming Institute of Botany, Chinese Academy of Sciences, Kunming, China 15University of Chinese Academy of Sciences, Beijing, China 16Tobolsk complex scientific station UB RAS, Tobolsk, Russia 17Papanin Institute for Biology of Inland Waters RAS, Borok, Russia 18Tyumen State University, Tyumen, Russia 19Mordovia State Nature Reserve and National Park “Smolny”, Saransk, Russia 20South-Siberian Botanical Garden, Altai state University, Barnaul, Russia 21National University of Pharmacy, Department of Botany, Kharkiv, Ukraine 22Institute of Botany, Chinese Academy of Sciences, Beijing, China 23Institute for Biology & Soil Science, National Academy of Sciences, Bishkek, Kyrgyzstan 24Sechenov First Moscow State Medical University, Moscow, Russia 25Institute of Biological Problems of the North FEB RAS, Magadan, Russia 26Precaspian Institute of Biological Resources DFRC RAS, Makhachkala, Russia 27Dagestan State Medical University, Makhachkala, Russia 28Penza State University, Penza, Russia 29Omsk State Pedagogical University, Omsk, Russia 30Tsitsyn Main Botanical Garden RAS, Moscow, Russia 31Ogarev Mordovia State University, Saransk, Russia 32Saratov State University, Saratov, Russia
With this paper we continue a new annual series, the main purpose of which is to make significant floristic findings from Russia and neighboring countries more visible in Russia and abroad. In total, this paper presents new records for 38 vascular plant species from 7 Eurasian countries, obtained during field explorations, as well as during taxonomic revisions of herbarium materials. For the first time, new locality of Rochelia bungei is recorded for Europe and West Kazakhstan Region of Kazakhstan, Arnebia obovata for China and Kazakhstan, A. olgae for China, Ballota nigra for Kazakhstan and the Asian part of Russia, Potentilla chalchorum, P. tschimganica and P. doujonneana for Kyrgyzstan, Lappula heteracantha for Tajikistan, Hedysarum talassicum for Uzbekistan, Linaria grjunerae, Silene cserei for Siberia, Dianthus × courtoisii, Genista tinctoria, Verbascum phoeniceum for Eastern Siberia, Drosera × obovata, Pseudopodospermum strictum, Trollius austrosibiricus for the Altai Republic, Diarthron linifolium for the Republic of Buryatia, Dactylorhiza iberica, Epipactis condensata for the Republic of Daghestan, Platycladus orientalis for the Kabardino- Balkarian Republic, Diphasiastrum × zeilleri for the Republic of Mordovia, Typha latifolia for the Magadan Region, Senecio viscosus for the Novosibirsk Region, Solanum physalifolium for the Omsk Region, Echinops exaltatus for the Middle Volga, Lavandula angustifolia for the Samara Region, Galium affrenum for the Saratov Region, Bidens frondosa, Elatine triandra, Eleocharis klingei, Jacobaea grandidentata, Rhinanthus songaricus and Vicia megalotropis for the Tyumen Region, Bunias cochlearioides, Thalictrum ussuriense for the Inner Mongolia Autonomous Region of China, Isoëtes echinospora for the Yamal-Nenets Autonomous Area, Potentilla × bishkekensis for Issyk-Kul and Osh Regions of Kyrgyzstan.

Верхозина А.В., Бирюков Р.Ю., Богданова Е.С., Бондарева В.В., Черных Д.В., Дорофеев Н.В., Дорофеев В.И., Эбель А.Л., Ефимов П.Г., Ефремов А.Н., Эрст А.С., Фатерыга А.В., Гамова Н.C., Глазунов В.А., Гудкова П.Д., Журамуродов И.Ж., Капитонова О.А., Кечайкин А.А., Хапугин А.А., Косачев П.А., Крупкина Л.И., Кулагина М.А., Кузьмин И.В., Лян Л., Койчубекова Г.А., Лазьков Г.А., Луферов А.Н., Мочалова О.А., Муртазалиев Р.А., Нестеров В.Н., Николаенко С.А., Новикова Л.А., Овчинникова С.В., Пликина Н.В., Саксонов С.В., Сенатор С.А., Силаева Т.Б., Сулейманова Г.Ф., Сун Х., Тарасов Д.В., Тоджибаев К.Ш., Васюков В.М., Ванг В., Зибзеев Е.Г., Золотов Д.В., Зыкова Е.Ю., Кривенко Д.А. Находки во флоре России и сопредельных стран: новые национальные и региональные локалитеты сосудистых растений, 3. Впервые для Европы и пограничной Западно-Казахстанской области Казахстана приводится Rochelia bungei, для Казахстана и Азиатской части России – Ballota nigra, для Казахстана – Arnebia obovata, для Кыргызстана – Potentilla chalchorum, P. tschimganica и первое конкретное местонахождение P. doujonneana, для Китая – Arnebia obovata, A. olgae, для Таджикистана – Lappula heteracantha, для Узбекистана – Hedysarum talassicum, для Сибири – Linaria grjunerae, Silene cserei, для Восточной Сибири – Dianthus × courtoisii, Genista tinctoria, Verbascum phoeniceum, для Республики Алтай – Drosera × obovata, Pseudopodospermum strictum, Trollius austrosibiricus, для Республики Бурятии – Diarthron linifolium, для Республики Дагестан – Dactylorhiza iberica, Epipactis condensata, для Кабардино-Балкарской Республики – Platycladus orientalis, для Республики Мордовия – Diphasiastrum × zeilleri, для Магаданской области – Typha latifolia, для Новосибирской области – Senecio viscosus, для Омской области – Solanum physalifolium, для Среднего Поволжья – Echinops exaltatus, для Самарской области – Lavandula angustifolia, для Саратовской области – Galium affrenum, для Тюменской области – Bidens frondosa, Elatine triandra, Eleocharis klingei, Jacobaea grandidentata, Rhinanthus songaricus и Vicia megalotropis, для Внутренней Монголии – Bunias cochlearioides, Thalictrum ussuriense, для Ямало-Ненецкого автономного округа – Isoëtes echinospora, для Иссык-Кульской и Ошской области Киргистана – Potentilla × bishkekensis. Для каждого вида представлены сведения об общем распространении, занимаемых местообитаниях, таксономии с указанием отличий от близких видов и местонахождения. Мы приглашаем авторов участвовать в дальнейшем развитии этого раздела. Пожалуйста присылайте материалы ответственному редактору раздела Алле Васильевне Верхозиной.

Keywords: floristic findings, taxonomy, Russia, Kazakhstan, Mongolia, China, Kyrgyzstan, Tajikistan, Uzbekistan, флористические находки, таксономия, Россия, Казахстан, Кыргызстан, Китай, Монголия , Таджикистан, Узбекистан

PDF

References

Abdullaeva, M.N., Sh. Ganiev, K.Z. Zakirov, A.D. Li, M.M. Nabiev & S.A. Sarkissova 1986. Boraginaceae Juss. In: Conspectus Florae Asiae Mediae, vol. 8 (M.M. Nabiev, ed.), pp. 84-167, Izdatel’stvo FAN Uzbekskoi SSR, Tashkent (in Russian). [Абдуллаева М.Н., Ганиев Ш., Закиров К.З., Ли А.Д., Набиев М.М., Саркисова С.А. 1986. Сем. Boraginaceae — Бурачниковые // Определитель растений Средней Азии. Критический конспект флоры / под ред. М.М. Набиева. Ташкент: Из-во ФАН Узбекской ССР. Т. 8. С. 84-167].

Adylov, T.A. 1976. Potentilla L. In: Key to plants of the Middle Asia, vol. 5 (M.G. Pachomova, ed.), pp. 171-191, Izdatel’stvo «FAN» UzSSR, Tashkent (in Russian). [Адылов Т.А. 1976. Род Potentilla L. — Лапчатка // Определитель растений Средней Азии / под. ред. М.Г. Пахомовой. Ташкент: Изд-во «ФАН» УзССР. Т. 7. С. 171-191].

Ajdarova, R.A., A.U. Ubukeeva, N.S. Filatova, V.S. Sharashova & L.I. Kashchenko 1962. Boraginaceae Juss. In: Flora of the Kirghiz SSR, vol. 10 (A.I. Vvedenskii, ed.), pp. 20-139, Izdatel’stvo AN Kirghiz SSR, Frunze (in Russian). [Айдарова Р.А., Убукеева А.У., Филатова Н.С., Шарашова В.С., Кащенко Л.И. 1962. Сем. Бурачниковые — Boraginaceae. // Флора Киргизской ССР / под ред. А.И. Введенского. Фрунзе: Из-во АН Киргизской ССР. Т. 10. С. 20-139].

Alekseev, Yu.E. 2006. Eleocharis R. Br. In: Flora of the Lower Volga region, vol. 1. (A.K. Skvortsov, ed. ), pp. 274-278 KMK Press, Moscow (in Russian). [Алексеев Ю.Е. 2006. Eleocharis R.Br. // Флора Нижнего Поволжья / под ред. А.К. Скворцова. М.: Товарищество научных изданий КМК. Т. 1. С. 274-278].

Australian Tropical Herbarium 2021. CNS AVH data. Occurrence dataset https://doi.org/10.15468/xunb57 accessed via GBIF.org on 2021-01-10. https://www.gbif.org/occurrence/2827210431.

Averyanov, L.V. 1990. A review of the genus Dactylorhiza. In: Orchid biology: reviews and perspectives, vol. 5 (J. Arditti, ed.), pp. 159-206, Comstock Publishing, Ithaca.

Averyanov, L.V. 1994. Review of the species of the family Orchidaceae in the Caucasus flora. Botanicheskii Zhurnal 79(10):108-127 (in Russian). [Аверьянов Л.В. 1994. Обзор видов семейства Orchidaceae флоры Кавказа // Ботанический журнал. Т. 79, № 10. С. 108-127].

Averyanov, L.V. 2006. Orchidaceae Juss. In: Caucasian flora conspectus, vol. 2 (A.L. Takhtajan, ed.), pp. 84-101, Izdatel’stvo Sankt-Peterburgskogo universiteta, St. Petersburg (in Russian). [Аверьянов Л.В. 2006. Orchidaceae Juss. // Конспект флоры Кавказа / под ред. А.Л. Тахтаджяна. СПб.: Изд-во СПбГУ. Т. 2. С. 84-101].

Baikov, K.S. (ed.) 2012. Conspectus of the flora of Asian Russia: vascular plants. Izdatel’stvo SO RAN, Novosibirsk, 640 pp. (in Russian). [Конспект флоры азиатской России: сосудистые растения / под ред. К.С. Байкова. 2012. Новосибирск: Изд-во СО РАН. 640 с.].

Baikov, K.S. 1993. Dianthus L. In: Flora of Siberia: Portulacaceae-Ranunculaceae, vol. 6 (L.I. Malyschev & G.A. Peshkova, eds.), pp. 88-94, Nauka, Novosibirsk (in Russian). [Байков К.С. 1993. Dianthus L. // Флора Сибири: Portulacaceae — Ranunculaceae / под ред. Л.И. Малышева, Г.А. Пешковой. Новосибирск: Наука. Т. 6. С. 88-94].

Baitulin, I.O. & Yu.A. Kotukhov 2011. Flora of vascular plants of the Kazakhstan Altai. RGP Institute of Botany and Phytointroduction MON RK, Almaty. 159 pp. (in Russian). [Байтулин И.О., Котухов Ю.А. 2011. Флора сосудистых растений Казахстанского Алтая. Алматы: Институт ботаники и фитоинтродукции МОН РК. 159 с.].

Barkalov, V.Yu. 1992. Senecio L. In: Vascular plants of the Soviet Far East, vol. 6 (S.S. Kharkevich, ed.), pp. 238-246, Nauka, St. Petersburg (in Russian). [Баркалов В.Ю. 1992. Senecio L. // Сосудистые растения советского Дальнего Востока / под ред. С.С. Харкевича. СПб.: Наука. Т. 6. С. 238-246].

Barkley, Th.M. 2006. Senecio L. In: Flora of North America North of Mexico, vol. 20 (Flora of North America Editorial Committee, ed.), pp. 544-570, Oxford University Press, New York & Oxford.

Bateman, R.M. & P.J. Rudall 2018. Clarified relationship between Dactylorhiza viridis and Dactylorhiza iberica renders obsolete the former genus Coeloglossum (Orchidaceae: Orchidinae). Kew Bulletin 73:4. CrossRef

Baytenov, М.S. 1961. Hedysarum L. In: Flora of Kazakhstan, vol. 5 (N.V. Pavlov, ed.), pp. 418-442, 494, Izdatel’stvo AN Kazakh SSR, AlmaAta (in Russian). [Байтенов М.С. 1961. Hedysarum L. // Флора Казахстана / под ред. Н.В. Павлова. Алма-Ата: Издво АН КазахССР. Т. 5. С. 418-442, 494].

Bobrov, E.G. 1962. Echinops L. In: Flora of the USSR, vol. 27 (B.K. Shishkin & E.G. Bobrov, eds.), pp. 2-53, Izdatel’ stvo AN SSSR, Moscow & Leningrad (in Russian). [Бобров Е.Г. 1962. Echinops L. // Флора СССР / под ред. Б.К. Шишкина и Е.Г. Боброва. М.; Л.: Изд-во АН СССР. Т. 27. С. 2-53].

Bojian, B. & N.J. Turland 2010. Vicia L. In: Flora of China: Fabaceae, vol. 10 (W. Zhengyi, P.H. Raven & H. Deyuan, eds.), pp. 560-572, Science Press & MBG Press, Beijing & St. Louis.

Borodina-Grabovskaya, A.E. 2001. Trollius L. In: Plantae Asiae Centralis, vol. 12, рр. 17-21. SPb.: SPKHFA (in Russian). [Бородина-Грабовская А.Е. 2001. Растения Центральной Азии. Т.12. С. 17-21]. CrossRef

Bubnova, S.V. 1990. Eleocharis R. Br. In: Flora of Siberia: Cyperaceae, vol. 3 (G.A. Peshkova & L.I. Malyshev, eds), pp. 25-31, Nauka, Novosibirsk (in Russian). [Бубнова С.В. 1990. Eleocharis R. Br.// Флора Сибири: Cyperaceae / под ред. Г.А. Пешковой, Л.И. Малышева. Новосибирск: Наука, Сиб. отд-ние. Т. 3. С. 25-31].

CABI, 2021. Verbascum phoeniceum. In: Invasive Species Compendium. Wallingford, UK: CAB International. Available from: https://www.cabi.org/isc/datasheet/117784. Last accessed 24.02.2021.

Cheo T.-Y., L. Lu, G. Yang, I. Al-Shehbaz & V. Dorofeev 2001. Bunias L. In: Flora of China: Brassicaceae through Saxifragaceae, vol. 8 (Wu Z.Y. & P.H. Raven, eds.), pp. 58-59, Science Press & MBG Press, Beijing & St. Louis.

Chepinoga, V.V., N.V. Stepantsova, M.V. Protopopova, V.V. Pavlichenko, E.V. Gladkikh, G.A. Arbusova & A.M. Skornyakova 2018. Floristic findings on the Khamar-Daban Range (Southern Baikal, Eastern Siberia). Izvestiya Irkutskogo gosudarstvennogo universiteta. Seriya Biologiya. Ekologiya 25:41-53 (in Russian). [Чепинога В.В., Степанцова Н.В., Протопопова М.В., Павличенко В.В., Гладких Е.В., Арбузова Г.А., Скорнякова А.М. 2018. Флористические находки на хребте Хамар- Дабан (Южное Прибайкалье, Восточная Сибирь) // Известия Иркутского государственного университета. Серия Биология. Экология. Т. 25. С. 41-53]. CrossRef

Chukavina, A.P. 1984. Arnebia Forssk., Rochelia Rchb. In: Flora of Tajik SSR, vol. 7. (A.P. Chukavina, ed.), pp. 394- 399, 467-473, Nauka, Leningrad (in Russian). [Чукавина А.П. 1984. Роды Arnebia Forssk., Rochelia Rchb. // Флора Таджикской ССР / под ред. А.П. Чукавиной. Л.: Наука. Т. 7. С. 394-399, 467-473.

Czerepanov, S.K. 1995. Vascular plants of Russia and Adjacent States (the former USSR). Cambridge University Press, New York, 516 pp.

Delforge, P. 2016. Orchidées d’Europe, d’Afrique du Nord et du Proche-Orient. Quatrième édition. Delachaux et Nistlé, Paris, 544 pp.

Doroczewska, A. 1974. The genus Trollius L. A taxonomical study. ( Monographiae botanicae). Panstwowe wydawnictwo naukowe, Warszawa, 184 pp.

Doronkin, V.M. 2012. Verbascum L. In: Checklist of the flora of Asian Russia: vascular plants (K.S. Baikov, ed.), p. 392, Izdatel’stvo SO RAN, Novosibirsk (in Russian). [Доронькин В.М. 2012. Verbascum L. // Конспект флоры Азиатской России: сосудистые растения / под ред. К.С. Байкова. Новосибирск: Изд-во СО РАН. С. 392].

Ebel, A.L. 2012. Conspectus of flora of the northwestern part of the Altai-Sayan province, Irbis Publishers, Kemerovo, 568 pp. (in Russian). [Эбель А.Л. 2012. Конспект флоры северо-западной части Алтае-Саянской провинции. Кемерово: КРЭОО «Ирбис». 568 с.].

Ebel, A.L., A.N. Kupriyanov, I.A. Khrustaleva, A.I. Pyak, P.D. Gudkova & M. Nobis 2015a. New records to the vascular flora of Kazakhstan (Central Asia). Polish Botanical Journal 60(2):191-195. CrossRef

Ebel, A.L., E.Yu. Zykova, A.V. Verkhozina, V.V. Chepinoga, S.G. Kazanovsky & S.I. Mikhailova 2015b. New and rare species in adventitious flora of Southern Siberia. Systematic notes on the materials of P.N. Krylov Herbarium of Tomsk State University 111:16-31 (in Russian). [Эбель А.Л., Зыкова Е.Ю., Верхозина А.В., Чепинога В.В., Казановский С.Г., Михайлова С.И. 2015б. Новые и редкие виды в адвентивной флоре Южной Сибири // Систематические заметки по материалам Гербария Томского государственного университета. №. 111. С. 16-31]. CrossRef

Ebel, A.L., M.S. Kniazev &E.G. Philippov 2017. The hybrid origin of Dianthus × courtoisii (Caryophyllaceae Juss.) is proved // Turczaninowia 20(4): 198-205 (in Russian). [Эбель А.Л., Князев М.С., Филиппов Е.Г. 2017. Гибридная природа Dianthus × courtoisii (Caryophyllaceae Juss.) доказана // Turczaninowia. Т. 20, №. 4. С. 198-205]. CrossRef

Ebel, A.L., S.I. Mikhailova, T.O. Strelnikova, S.A. Sheremetova, N.N. Lashchinskiy & T.V. Ebel 2017. New and rare alien species for the Republic of Khakassia. Turczaninowia 20(1):52-67 (in Russian). [Эбель А.Л., Михайлова С.И., Стрельникова Т.О., Шереметова С.А., Лащинский Н.Н., Эбель Т.В. 2017. Новые и редкие для Хакасии чужеродные виды растений // Turczaninowia. Т. 20, №. 1. С. 52-67]. CrossRef

Ebel, A.L., T.V. Ebel, S.I. Mikhailova & S.A. Sheremetova 2020. Floristic findings in Western and Central Siberia. Systematic notes on the materials of P.N. Krylov Herbarium of Tomsk State University 122:11-21 (in Russian). [Эбель А.Л., Эбель Т.В., Михайлова С.И., Шереметова С.А. Флористические находки в Западной и Средней Сибири 2020. // Систематические заметки по материалам Гербария им. П.Н. Крылова Томского государственного университета. № 122. С. 11-21].

Eccarius, W. 2016. Die Orchideengattung Dactylorhiza. Selbstverlag des Verfassers, Eisenach, 639 pp.

Edmonds, J.M. & J.A. Chweya 1997. Black nightshades. Solanum nigrum L. and related species. Promoting the conservation and use of underutilized and neglected crops, 15. Institute of Plant Genetics and Crop Plant Research, Gatersleben/ International Plant Genetic Resources Institute, Rome, Italy. 113 pp.

Edmonds, J.M. 1986. Biosystematics of Solanum sarrachoides Sendtn. and S. physalifolium Rusby (S. nitidibaccatum Bitter). Botanical Journal of the Linnean Society 92:1-38. CrossRef

Efimov, P.G. 2020. Orchids of Russia: annotated checklist and geographic distribution. Nature Conservation Research 5(Suppl.1):1-18. CrossRef

Efremov, A. N., N.V. Plikina, B.F. Sviridenko & T.V. Sviridenko 2017. Floristic records in Omsk and Novosibirsk Regions. Bulleten’ Moskovskogo Obshchestva Ispytatelei Prirody. Otdel Biologicheskii 122(3):75-77 (in Russian). [Ефремов А.Н., Пликина Н.В., Свириденко Б.Ф., Свириденко Т.В. Флористические находки в Омской и Новосибирской областях // Бюллетень МОИП. Отдел биологический. Т. 122, вып. 3. С. 75-77].

Egorova, T.V. 1976. Eleocharis R. Br. In: Flora of the European part of the USSR, vol. 2 (T.V. Egorova, ed.), pp. 107-118, Nauka, Leningrad (in Russian). [Егорова Т.В. 1976. Eleocharis R. Br.// Флора европейской части СССР / под ред. Т.В. Егоровой. Л.: Наука. Т. 2. С. 107-118].

Egorova, T.V. 2001. Taxonomic review of the genus Eleocharis R. Br. (Cyperaceae) of the flora of Russia. Novosti sistematiki vysshikh rastenii 33:56-85 (in Russian). [Егорова Т.В. 2001. Таксономический обзор рода Eleocharis R. Br. (Cyperaceae) флоры России // Новости систематики высших растений. Т. 33. С. 56-85].

Epiktetov, V. 2020. Image of Senecio viscosus L. Plantarium: open on-line atlas and key to plants and lichens of Russia and neighbouring countries. 2007-2021. Available from: https://www.plantarium.ru/page/image/id/6148.html. Last accessed 25.02.2021.

Erst, A., A. Luferov, V. Troshkina, D. Shaulo, A. Kuznetsov, K. Xiang & W. Wang 2019. Trollius austrosibiricus (Ranunculaceae), a new species from South Siberia. PhytoKeys 115:83-92. CrossRef

Evdokimov, I. 2019. Image of Senecio viscosus L. Plantarium: open on-line atlas and key to plants and lichens of Russia and neighbouring countries. 2007-2020. Available from: https://www.plantarium.ru/page/image/id/632237.html. Last accessed 25.02.2021.

Farjon, A. 2010. A Handbook of the World’s Conifers, 2 vols. Brill Academic Publishers, Leiden, 1150 pp. CrossRef

Fateryga, A.V. & V.V. Fateryga 2018. The genus Epipactis Zinn (Orchidaceae) in the flora of Russia. Turczaninowia 21(4):19-34 (in Russian). [Фатерыга А. В., Фатерыга В.В. 2018. Род Epipactis Zinn (Orchidaceae) во флоре России // Turczaninowia. Т. 21, № 4. С. 19-34].

Fateryga, A.V., P.G. Efimov & S.A. Svirin 2019. Orchids of the Crimean Peninsula. Arial, Simferopol, 224 pp. (in Russian). [Фатерыга А.В., Ефимов П.Г., Свирин С.А. 2019. Орхидеи Крымского полуострова. Симферополь: Ариал. 224 с.].

Fedchenko, B.A. 1948. Hedysarum L. In: Flora of the USSR, vol. 13 (B.K. Shishkin & Е.G. Bobrov eds), pp. 259-319, Izdatel’stvo AN SSSR, Moscow & Leningrad, (in Russian). [Федченко Б.А. 1948. Hedysarum L. // Флора СССР / под ред. Б.К. Шишкина, Е.Г. Боброва. М.; Л.: Изд- во АН СССР. Т. 13. С. 259-319].

Friesen, N.V. 2003 Trollius L. In: Flora of Siberia: Ranunculaceae, vol. 6 (I.M. Krasnoborov, ed.), pp. 98-103. Science Publ., Inc., Enfield and Plymouth.

Fu, D. & G. Zhu 2001. Thalictrum L. In: Flora of China: Caryophyllaceae through Lardizabalaceae, vol. 6 (Wu Z., P.H. Raven, H. Deyuan, eds.), pp. 282-302, Science Press & MBG Press, Beijing & St. Louis.

Galicia-Herbada, D. 2006. Origin and diversification of Thymelaea (Thymelaeaceae): inferences from a phylogenetic study based on ITS (rDNA) sequences. Plant Systematics and Evolution 257(3-4):159-187. CrossRef

Gavrilenko, I.G. & E.V. Novozhilova 2015. Anatomical structure of the leaf petioles of species of the genus Thalictrum (Ranunculaceae) of Russian Far East. Turczaninowia 18(4): 67-73 (in Russian). [Гавриленко И.Г., Новожилова Е.В. 2015. Анатомическое строение черешков листьев видов рода Thalictrum (Ranunculaceae) Дальнего Востока // Turczaninowia. Т. 18, № 4. С. 67-73]. CrossRef

GBIF Secretariat, 2019a. Ballota nigra L. In: GBIF Backbone Taxonomy. Checklist dataset available from https://doi.org/10.15468/39omei accessed via gbif.org. Last accessed 01.04.2021.

GBIF Secretariat, 2019b. Drosera obovata Mert. & Koch In: GBIF Backbone Taxonomy. Checklist dataset available from: https://doi.org/10.15468/dl.28d8aq accessed via GBIF.org. Last accessed 01. 04.2021.

GBIF Secretariat, 2019c. Potentilla chalchorum Soják. In: GBIF Backbone Taxonomy. Checklist dataset available from: https://doi.org/10.15468/39omei accessed via Gbif.org. Last accessed 01.04.2021.

GBIF Secretariat, 2019d. Solanum physalifolium var. nitidibaccatum (Bitter) J.M. Edmonds. In: GBIF Backbone Taxonomy. Checklist dataset available from https://doi.org/10.15468/39omei accessed via GBIF.org on 2021-01-10. Last accessed 01.04.2021.

GBIF Secretariat, 2019e. Verbascum phoeniceum L. In: GBIF Backbone Taxonomy. Checklist dataset available from https://doi.org/10.15468/39omei accessed via gbif.org. Last accessed 01.04.2021.

Gibbs, P.E. 1966. Revision of the genus Genista L. Notes from the Royal Botanic Garden, Edinburgh 27:11-99.

GISD (Global Invasive Species Database) 2021 Species profile: Typha latifolia. Available from http://www.iucngisd.org/gisd/species.php?sc=895. Last accessed 24-02-2021.

Gladkova, V.N. 1978. Lavandula L. In: Flora of the European part of the USSR, vol. 3 (A.A. Fedorov, ed.), p. 142, Nauka, Leningrad (in Russian). [Гладкова В.Н. 1978. Lavandula L. // Флора Европейской части СССР / под ред. А.А. Федорова. Л.: Наука. Т. 3. С. 142].

Glazunov, V.A & S.A. Nikolaenko 2019. New locations of Isoëtes L. (Isoëtaceae, Lycopodiophyta) in Western Siberia. Fitoraznoobrazie Vostochnoi Evropy 13(3):290-294 (in Russian). [Глазунов В.А., Николаенко С.А. 2019. Новые местонахождения видов Isoëtes L. (Isoëtaceae, Lycopodiophyta) в Западной Сибири // Фиторазнообразие Восточной Европы. Т. 13, № 3. С. 290-294].

Glazunov, V.A. & S.A. Nikolaenko 2018. New data on the northern boundaries of the range of certain plant species in Western Siberia. In: Botany in the modern world. Proceedings of the XIV Congress of the Russian Botanical Society and the conference «Botany in the modern world», vol. 1. ALEF, Makhachkala, pp. 123-125 (in Russian). [Глазунов В.А., Николаенко С.А. 2018. Новые данные о северных границах распространения некоторых видов растений в Западной Сибири // Ботаника в современном мире. Труды XIV Съезда Русского ботанического общества и конференции «Ботаника в современном мире». Т. 1. Ботаническое образование. Махачкала: АЛЕФ. С. 123-125].v Glazunov, V.A. 2018. Records of Isoёtes lacustris and Isoёtes echinospora (Isoёtaceae) in Western Siberia. Botanicheskii zhurnal 103(2): 246-248 (in Russian). [Глазунов В.А. 2018. Находки Isoёtes lacustris и Isoёtes echinospora (Isoёtaceae) в Западной Сибири // Ботанический журнал. Т. 103, № 2. С. 246-248]. CrossRef

Glazunov, V.A., N.I. Naumenko & N.V. Khozyainova 2017. Key to vascular plants of Tyumen Region. RG Prospect, Tyumen. 744 pp. (in Russian). [Глазунов В.А., Науменко Н.И., Хозяинова Н.В. 2017. Определитель сосудистых растений Тюменской области. Тюмень: ООО «РГ «Проспект». 744 с.].

Goloskokov, V.P. 1964. Lappula Moench. In: Flora of Kazakhstan, vol. 7 (N.V. Pavlov, ed.), pp. 209-240, Izdatel’stvo AN Kazakh SSR, Alma-Ata (in Russian). [Голоскоков В.П. 1964. Lappula Moench. // Флора Казахстана / под ред. Н. В. Павлова. Алма-Ата: Из-во АН Казах ССР. Т. 7. С. 209-240.

Grebenyuk, A.V. 2012. Family Elatinaceae Dumort. In: Checklist of the flora of Asian Russia: vascular plants (K.S. Baikov, ed.), pp. 121-122, Izdatel’stvo SO RAN, Novosibirsk (in Russian). [Гребенюк А.В. 2012. Семейство Elatinaceae Dumort. // Конспект флоры Азиатской России: Сосудистые растения / под ред. К.С. Байкова. Новосибирск: Изд-во СО РАН. С. 121-122].

Greuter, W. & A. Troia 2015. Disentangling Isoëtes setacea and removing threats to Isoëtes echinospora. Taxon 64(4): 811-815. CrossRef

Grubov, V.I. 1982. Key to the vascular plants of Mongolia (with an atlas). Nauka, Leningrad, 443 pp. (in Russian). [Грубов В.И. 1982. Определитель сосудистых растений Монголии. Л.: Наука. 443 с.].

Gubanov, I.A. 1996. Conspectus of the flora of Outer Mongolia (vascular plants). Valang, Moscow, 136 pp. (in Russian). [Губанов И.А. 1996. Конспект флоры Внешней Монголии (сосудистые растения). М.: Валанг. 136 с.].

Gubanov, I. A. 1999. Additions and corrections to the «Conspectus of flora of Outer Mongolia (vascular plants). Turczaninowia 2(3):19-23 (in Russian). [Губанов И.А. 1999. Дополнения и исправления к «Конспекту флоры Внешней Монголии (сосудистые растения)» // Turczaninowia. Т. 2, №. 3. С. 19-23].

Henderson, R.J.F. 1974. Solanum nigrum L. (Solanaceae) and related species in Australia. Contributions from the Queensland Herbarium 16:1-78.

Hlavacek, A. 1958. Prispevon k rozsireniu Lappula heteracantha (Ledeb.) O. Kuntze v Europe. Biologia 13(5): 362-370.

Hodalova, I., O. Tavoda & V. Grulich 2004. Rozsirenie Senecio sylvaticus (Compositae) na Slovensku. Bulletin Slovenskej botanickej spoločnosti — Slovenská 26:111-116.

Hong, D., H. Yang, C. Jin, M.A. Fischer, N.H. Holmgren & R.R. Mill. 1998. Verbascum Linnaeus. In: Flora of China: Scrophulariaceae through Gesneriaceae, vol. 18 (Z.Y. Wu & P.H. Raven, eds.), pp. 1-6, Science Press, Missouri Botanical Garden Press, Beijing, St. -Louis.

Ignatov, M.S. & E.A. Ignatova 1982. Adventist flora news of Barnaul and its environs (Altai Territory). Botanicheskii Zhurnal 67(10):1421-1424 (in Russian). [Игнатов М.С., Игнатова Е.А. 1982. Новости адвентивной флоры Барнаула и его окрестностей (Алтайский край) // Ботанический журнал. Т. 67, № 10. С. 1421-1424].

Imkhanitskaya, N.N. 2003. Cupressaceae. In: Caucasian flora conspectus, vol. 1 (A.L. Takhtajan, ed.), pp. 179-185, St. Petersburg University Press, St. Petersburg (in Russian). [Имханицкая Н.Н. 2003. Cupressaceae // Конспект флоры Кавказа / отв. ред. А.Л. Тахтаджян. СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та. Т. 1. С. 179-185].

Ivanenko, Yu.A. & N.N. Tzvelev 2004. On the genus Diphasiastrum (Lycopodiaceae) in the Eastern Europe. Botanicheskii Zhurnal 89(1):100-113 (in Russian) [Иваненко Ю.А., Цвелёв Н.Н. 2004. О роде Diphasiastrum (Lycopodiaceae) в Восточной Европе // Ботанический журнал. Т. 89, № 1. С. 100-113].

Ivanina, L.I. 1981a. Rhinanthus L. In: Flora of the European part of the USSR, vol. 5 (A.A. Fedorov, ed.), pp. 300-309, Nauka, Leningrad (in Russian). [Иванина Л.И. 1981. Rhinanthus L. // Флора европейской части СССР / под ред. А.А. Фёдорова. Л.: Наука. Т. 5. С. 300-309].

Ivanina, L.I. 1981b. Verbascum L. In: Flora of the European part of the USSR, vol. 5 (A.A. Fedorov, ed.), p. 218, Nauka, Leningrad (in Russian). [Иванина Л.И. 1981. Verbascum L. // Флора Европейской части СССР / под ред. А.А. Фёдорова. Л.: Наука. Т. 5. С. 218].

Ivanov, A.L. 2005. Conspectus of the flora of Stavropol Territory, the 3-rd edition. Izdatel’stvo Stavropol’skogo universiteta, Stavropol, 175 pp. (in Russian). [Иванов А.Л. 2005. Конспект флоры Ставрополья, 3-е издание. Ставрополь: Изд-во СГУ. 175 с.].

Ivanov, A.L. 2019. Conspectus of the flora of Russian Caucasus (vascular plants). Izdatel’stvo Severo-Kavkazskogo universiteta, Stavropol, 306 pp. (in Russian). [Иванов А.Л. 2019. Конспект флоры Российского Кавказа (сосудистые растения). Ставрополь: Изд-во СКФУ. 306 с.].

Ivanova, M. M. & M.G. Azovsky 1998. Floristic findings in Buryatia and the Irkutsk region. Botanicheskii Zhurnal 83(5): 119-124 (in Russian). [Иванова М.М., Азовский М.Г. 1998. Флористические находки в Бурятии и Иркутской области // Ботанический журнал. Т. 83, № 5. С. 119-124].

Jakovlev, G.P., A.K. Sytin & Yu.R. Roskov 1996. Legumes of Northern Eurasia. Kew, 724 pp.

Kazmi, S.M.A. 1971. A revision of the Boraginaceae of West Pakistan and Kashmir. Journal of Arnold Arboretum 52(1):110-118, 52(3):359-363, 52(4):486-502.

Kechaykin, A.A., G.A. Lazkov, A.I. Shmakov & S.A. Usmanov 2020. Addition to the flora of Kyrgyzstan. Botanica Pacifica 9(1):131-138. CrossRef

Khalkuziev, P.KH. 1970. Materials for the flora of the Shakhimardan river. Doklady akademii nauk UzSSR 5:65-66 (in Russian). [Халкузиев П.Х. 1970. Материалы к флоре бассейна р. Шахимардан // Доклады Академии наук УзССР. № 5. P. 65-66].

Khatamsaz, M. 2002. Rochelia. In: Flora of Iran, vol. 39, pp. 284-303, Research Institute of Forest and Rangelands. Tehran (in Persian).

Khmeleva, I.R. 2012. Drosera L. In: Key to plants of the Republic of Altai (I.M. Krasnoborov & I.A. Artemov, eds.), p. 238, Izdatel’stvo SO RAN, Novosibirsk (in Russian). [Хмелева И.Р. 2012. Drosera L. // Определитель растений Республики Алтай / под ред. И.М. Красноборова, И.А. Артемова. Новосибирск: Изд-во СО РАН, С. 238].

Klokov, M.V. 1961. Rubiaceae Juss. In: Flora of Ukrainian SSR, vol. 10 (M.I. Kotov, ed.), pp. 90-249, 455-474, Kyiv. (in Ukranian with Latin descript). [Клоков М.В. 1961. Rubiaceae Juss. // Флора УРСР / под ред. М.I. Котова. Киïв: АН УРСР. Т. 10. С. 90-249, 455-474].

Knapp, S., F. Chiarini, J.J. Cantero & G.E. Barboza 2020. The Morelloid clade of Solanum L. (Solanaceae) in Argentina: nomenclatural changes, three new species and an updated key to all taxa. PhytoKeys 164:33-66. CrossRef

Knyazev, M.S. 2003. Critical notes on some species of the genus Linaria Mill. (Scrophulariaceae) in the Urals, Kazakhstan and Western Siberia Novosti systematiki vysshikh rastenii 35:156-169 (in Russian). [Князев М.С. 2003. Критические заметки о некоторых видах рода Linaria (Scrophulariaceae) на Урале, в Казахстане и Западной Сибири // Новости систематики высших растений. Т. 35. С. 156-169.

Kolmakov, S.G. 1928. Nouveaute’s pour la flore du gouvernement Stavropol. Bulletin du Jardine Botanique Principal de l’USSR 27(2):146-160 (in Russian with French summary). [Колмаков С.Г. 1928. Новые данные по флоре Ставропольской губернии (1917-1925) // Известия Главного ботанического сада СССР. Т. 27, № 2. С. 146-160].

Komarov, V.L. 1903. Flora of Manchuria. Trudy Imperatorskogo Sankt-Peterburgskogo botanicheskogo sada 22(1):1-787 (in Russian). [Комаров В.Л. 1903. Флора Маньчжурии // Труды Императорского Санкт-Петербургского ботанического сада. Т. 22, вып. 1. С. 1-787].

Konechnaya, G.Yu. 1994. Senecio L. In: Flora of the European part of the USSR, vol. 7 (N.N. Tzvelev, ed.), pp. 52-63, Nauka, St. Petersburg (in Russian). [Конечная Г.Ю. 1994. Senecio L. // Флора Европейской части России / под ред. Н.Н. Цвелева. СПб.: Наука. Т. 7. С. 52-63].

Korolyova, A.S., I.M. Krasnoborov & E.F. Penkovskaya 1973. Keys to plants of Novosibirsk Region (A.V. Kuminova, ed.), Nauka, Novosibirsk, 368 pp. (in Russian). [Королева А.С., Красноборов И.М., Пеньковская Е.Ф. 1973. Определитель растений Новосибирской области / под ред. А.В. Куминовой. Новосибирск: Наука. 368 с.].

Korotkova, E.E. 1955. Hedysarum L. Flora of Uzbekistan, vol. 3 (A.I. Vvedensky, ed.), pp. 722-736, Izdatel’stvo AN UzSSR, Tashkent (in Russian). [Короткова Е.Е. 1955. Hedysarum L. // Флора Узбекистана / под. ред. А.И. Введенского. Ташкент: Изд-во АН УзССР. С. 723-736].

Kosachev, P.A. 2010. Synopsis of the families Scrophulariaceae Juss. and Pediculariaceae Juss. of Altai mountain country. Turczaninowia 13(1):19-102 (in Russian). [Косачёв П.А. 2010. Конспект сем. Scrophulariaceae Juss. и Pediculariaceae Juss. Алтайской горной страны // Turczaninowia. 2010. Т. 13, №1. C. 19-102].

Kosachev, P.A. 2017. Check-list of Scrophulariaceae Juss. s. l. of North Asia. Acta Biologica Sibirica 3(4):31-76 (in Russian). [Косачёв П.А. 2017. Конспект сем. Scrophulariaceae Juss. s. l. Северной Азии // Acta Biologica Sibirica. T. 3, № 4. C. 31-76]. CrossRef

Kossinskyi, K. 1913. Dianthus barbatus L. × D. superbus L. = Dianthus courtoisii Rchb. in Kostroma district. Bulletin du Jardin impérial botanique de St.-Pétersbourg 13(1-2):52-54 [in Russian]. [Косинский К. 1913. Dianthus barbatus L. × D. superbus L. = Dianthus courtoisii Rchb. В Костромской губернии // Известия Императорского Санкт Петербургского ботанического сада. Т. 13, вып. 1-2. С. 52-54].

Kovalevskaya, S.S. 1981. Hedysarum L. In: Conspectus Florae Asiae Mediae, vol. 6 (Kamelin R.V., S.S. Kovalevskaya & M.M. Nabiev, eds), pp. 286-311, Izdatel’stvo «FAN» UzSSR, Tashkent (in Russian). [Ковалевская С.С. 1981. Hedysarum L. // Определитель растений Средней Азии / под ред. Р.В. Камелина, С.С. Ковалевской, М.М. Набиева. Ташкент: Изд-во «ФАН» УзССР. Т. 6. С. 286-311].

Krasnoborov, I. M. 2007. Linaria Mill. In: Key to plants of Tuva, pp. 406-407, SO RAN, Novosibirsk (in Russian). [Красноборов И.М. 2007. Linaria Mill. // Определитель растений Республики Тывы. Новосибирск: СО РАН, С. 406-407].

Krasnoborov, I.M., M.N. Lomonosova & D.N. Shaulo et al. 2003. Keys to plants of the Altai Territory. Izdatel’stvo SO RAN, filial «Geo», Novosibirsk, 634 pp. (in Russian). [Красноборов И.М., Ломоносова М.Н., Шауло Д.Н. и др. 2003. Определитель растений Алтайского края. Новосибирск: Изд-во СО РАН, филиал «Гео». 634 с.].

Krasnoborov, I.M 2012. Elatine L. In: Key to plants of the Republic of Altai (I.M. Krasnoborov & I.A. Artemov, eds.), pp. 156-157, Izdatel’stvo SO RAN, Novosibirsk (in Russian). [Красноборов И.М. 2012. Elatine L. // Определитель растений Республики Алтай / под ред. И.М. Красноборова, И.А. Артемова. Новосибирск: Изд-во СО РАН, С. 156-157].

Krasnoborov, I.M, A.I. Shmakov, D.A. German, I.N. Czubarov & P.A. Kosaczev 2002. Novelties in the flora of the Kemerovo region, the Altai Republic and the Altai Territory. Turczaninowia 5(2):54-59 (in Russian). [Красноборов И.М., Шмаков А.И., Герман Д.А., Чубаров И.Н., Косачев П.А. 2002. Новинки во флоре Кемеровской области, Республики Алтай и Алтайского края // Turczaninowia. Т. 5, № 2. С. 54-59].

Krasnoborov, I.M. & E.I. Korotkova 1988. Typhaceae. In: Flora of Siberia: Lycopodiaceae — Hydrocharitaceae, vol. 1 (I.M. Krasnoborov, ed.), pp. 86-88, 159. Nauka, Novosibirsk, (in Russian). [Красноборов И.М., Короткова Е.И. 1988. Typhaceae // Флора Сибири: Lycopodiaceae — Hydrocharitaceae / под ред. И.М. Красноборова. Новосибирск: Наука. Т. 1. С. 86-88, 159].

Krasnoborov, I.M. 2012. Scorzonera L. In: Key to plants of the Republic of Altai (I.M. Krasnoborov & I.A. Artemov, eds.), pp. 459-461, Izdatel’stvo SO RAN, Novosibirsk (in Russian). [Красноборов И.М. 2012. Scorzonera L. // Определитель растений Республики Алтай / под ред. И.М. Красноборова, И.А. Артемова. Новосибирск: Изд-во СО РАН, С. 459-461].

Kreutz, C.A.J. 2019. Beitrag zu den Orchideen von Georgien. Berichte Arbeitskreisen Heimische Orchideen 36(1):62-161.

Krylov, P.N. 1931a. Dianthus L. In: Flora of Western Siberia. Aizoaceae — Berberidaceae, vol. 5, pp. 1097-1106, Izdatel’stvo Tomskogo otdeleniya Russkogo botanicheskogo obshchestva, Tomsk (in Russian). [Крылов П.Н. 1931. Dianthus L. // Флора Западной Сибири. Томск: Изд- во Томск. отд. Русск. бот. общ-ва. Т. 5. С. 1097-1106].

Krylov, P.N. 1931b. Drosera L. In: Flora of Western Siberia. Papaveraceae — Saxifragaceae, vol. 6, pp. 1397-1399, Izdatel’stvo Tomskogo otdeleniya Russkogo botanicheskogo obshchestva, Tomsk (in Russian). [Крылов П.Н. 1931. Drosera L. // Флора Западной Сибири. Томск: Изд-во Томск. отд. Русск. бот. общ-ва. Т. 6. С. 1397-1399].

Krylov, P.N. 1933. Vicia L. In: Flora of Western Siberia. Rosaceae-Papilionaceae, vol. 7, pp. 1445-1817+XIV. Izdatel’stvo Tomskogo otdeleniya Russkogo botanicheskogo obshchestva, Tomsk (in Russian). [Крылов П.Н. 1933. Vicia L. // Флора Западной Сибири. Rosaceae-Papilionaceae. Томск: Изд-во Томск. отд. Русск. бот. общ-ва. Т. 7. С. 1445-1817+XIV].

Kulikov, P.V. 2010. Key to the vascular plants of the Chelyabinsk Region. UrO RAN, Ekaterinburg. 971 pp. (in Russian). [Куликов П.В. 2010. Определитель сосудистых растений Челябинской области. Екатеринбург: УрО РАН. 970 с.].

Kupriyanov, A.N. & S.V. Ovchinnikova 2017. Review of the Heliotropiaceae Schrad. and Boraginaceae Juss. of Kazakh Uplans. Botanicheskie issledovaniya Sibiri i Kazakhstana 23: 30-42 (in Russian). [Куприянов А.Н., Овчинникова С.В. 2017. Обзор семейств Heliotropiaceae Schrad. и Boraginaceae Juss. Казахского мелкосопочника // Ботанические исследования Сибири и Казахстана. Вып. 23. С. 30-42].

Kurbatskiy, V.I. 1994. Genista L. In: Flora of Siberia, vol. 9 (Polozhij A.V. & L.I. Malyschev, eds), p. 210, Nauka, Novosibirsk (in Russian). [Курбатский В.И. 1994. Genista L. // Флора Сибири / под ред. А.В. Положий, Л.И. Малышева. Новосибирск: Наука. Т. 9. С. 210].

Kurtto, A. Dianthus × courtoisii Rchb. In: The Finnish Biodiversity Information Facility (FinBIF). Available from: https://laji. fi/en/taxon/MX.42357. Last accessed 25.02.2021.

Kuzmina, M.L. 2004. Dianthus L. In.: Flora of East Europe, vol. 11 (N.N. Tzvelev, ed.), pp. 273-297, KMK Press, Moscow & St. Petersburg (in Russian). [Кузьмина М.Л. 2004. Dianthus L. Флора Восточной Европы / под ред. Н.Н. Цвелева. М.; СПб.: Товарищество научных изданий КМК. Т. 11. С. 273-297].

Lazkov, G.A. 2003. About new and rare species for the flora of Kyrgyzstan. Novosti systematiki vysshikh rastenii 35: 215-216 (in Russian). [Лазьков Г.А. 2003. О новых и редких видах для флоры Кыргызстана // Новости систематики высших растений. Т. 35. С. 215-216].

Lazkov, G.A. 2012. Silene L. In: Caucasian flora conspectus, vol. 3(2) (A.L. Takhtajan, ed.), pp. 198-213. KMK Scientific Press, Saint Petersburg, Moscow (in Russian). [Лазьков Г.А. 2004. Silene L. // Конспект флоры Кавказа / под ред. А.Л. Тахтаджяна. Санкт Петербург

Lazkov, G. A. 2012. Silene L. In: Caucasian flora conspectus, vol. 3(2) (A.L. Takhtajan, ed.), pp. 198-213. KMK Scientific Press, Saint Petersburg, Moscow (in Russian). [Лазьков Г.А. 2004. Silene L. // Конспект флоры Кавказа / под ред. А.Л. Тахтаджяна. Санкт Петербург; Москва. Т. 3(2). С. 198-213].

Lazkov, G.A. & B.A. Sultanova 2011. Checklist of vascular plants of Kyrgyzstan. Norrlinia 24:1-166 (in Russian). [Лазьков Г.А., Султанова Б.А. 2011. Кадастр флоры Кыргызстана: сосудистые растения // Norrlinia. T. 16. C. 1-166].

Lazkov, G.A. & B.A. Sultanova 2014. Checklist of vascular plants of Kyrgyzstan. Izdatel’stvo of National Academy of Sciences of the Kyrgyz Republic, Bishkek, 126 pp. (in Russian) [Лазьков Г.А., Султанова Б.А. 2014. Кадастр флоры Кыргыстана. Сосудистые растения. Бишкек: Изд-во Национальной академии наук Киргизской Республики. 126 с.].

Linnaeus C. 1771. Mantissa Plantarum Altera. Generum editionis VI et specierum editionis II. Holmiae [Stockholm], [6] + 143-587 pp.

Liu, P.L., J. Wen, L. Duan, E. Arslan, K. Ertuðrul & Z.Y. Chang 2017a. Hedysarum L. (Fabaceae: Hedysareae) is not monophyletic-evidence from phylogenetic analyses based on five nuclear and five plastid sequences. PLoS ONE 12(1):e0170596. CrossRef

Liu, P.L., Y. Wei, J. Wen & Z.Y. Chang 2017b. Recognition of a new species of Hedysarum (Fabaceae, Hedysareae) from China based on morphological and molecular evidence. Phytotaxa 295(3):237-245. CrossRef

Liu, P.L., X.L.Chen, Y.U.A.N. Lu, Z.Y. Chang & M. Yue 2019. New species discovered from old collections, the case of Hedysarum wangii sp. nov. (Fabaceae, Hedysareae). Phytotaxa 413(1):27-38. CrossRef

Lomonosova, M.N. 1997. Scorzonera L. In: Flora of Siberia: Asteraceae, vol. 13 (I.M. Krasnoborov, ed.), pp. 242-248, Nauka, Novosibirsk (in Russian). [Ломоносова М.Н. 1997. Scorzonera L. // Флора Сибири: Asteraceae / под ред. И.М. Красноборова. Новосибирск: Наука. Т. 13. С. 242-248].

Luferov, A.N. 1989. A new species of the meadow-rue (Thalictrum L. ) from the Far East. Bulleten’ Moskovskogo Obshchestva Ispytatelei Prirody. Otdel Biologicheskii 94(5):103-109 (in Russian). [Луферов А.Н. 1989. Новый вид василистника (Thalictrum L.) с Дальнего Востока // Бюллетень МОИП. Отдел биологический. Т. 94, вып. 5. С. 103-109].

Luferov, A.N. 1995. Thalictrum L. In: Vascular plants of the Soviet Far East, vol. 7 (S.S. Kharkevich, ed.), pp. 133-145, Nauka, St. Petersburg (in Russian). [Луферов А.Н. 1995. Thalictrum L. // Сосудистые растения советского Дальнего Востока / под ред. С.С. Харкевича. СПб.: Наука. Т. 7. С. 133-145].

Luferov, A.N. 2004. A taxonomic synopsis of Ranunculaceae of the Far East of Russia. Turczaninowia 7(1):5-84 (in Russian). [Луферов А.Н. 2004. Таксономический конспект лютиковых (Ranunculaceae) Дальнего Востока России // Turczaninowia. Т. 7, № 1. С. 5-84].

Luferov, A.N. 2016. On the distribution of some species of Ranunculaceae in Northeast China. Bulleten’ Moskovskogo Obshchestva Ispytatelei Prirody. Otdel Biologicheskii 121(6):85 (in English & Russian). [Луферов А.Н. 2016. О распространении некоторых видов Ranunculaceae на северо- востоке Китая // Бюллетень МОИП. Отдел биологический. Т. 121, вып. 6. С. 85].

Marhold, K. 2011. Caryophyllaceae. In: Euro+Med Plantbase — the information resource for Euro-Mediterranean plant diversity. [18 January 2021]. Last accessed 01.04.2021.

Mayorov, S.R. 2014. Scrophulariaceae Juss. In: Maevskii P.F. Flora of the middle zone of the European part of Russia (V.S. Novikov, V.N. Pavlov, D.D. Sokolov, A.K. Timonin, Yu.E. Alekseev & C.R. Mayorov, eds), pp. 397, KMK Scientific Press, Moscow (in Russian). [Майоров С.Р. 2014. Scrophulariaceae Juss. // Маевский П.Ф. Флора средней полосы европейской части России / под ред. В.С. Новикова, В.Н. Павлова, Д.Д. Соколова, А.К. Тимонина, Ю.Е. Алексеева, С.Р. Майорова. М.: Товарищество научных изданий КМК. С. 397].

Mayorov, S.R. 2018. New alien plant species for central Russia. Bulleten’ Moskovskogo Obshchestva Ispytatelei Prirody. Otdel Biologicheskii 123(1):65-70 (in Russian). [Майоров С.Р. 2018. Новые для центральной России чужеродные виды растений. // Бюллетень МОИП. Отдел биологический. Т. 123, вып. 1. C. 65-70].

Melnikov, D. G. 2011. New floristic findings of native and adventive species in Udmurtia. Vestnik Udmurtskogo universiteta. Seriya «Biologiya. Nauki o Zemle» 3: 142-146 (in Russian). [Мельников Д. Г. Новые флористические находки аборигенных и адвентивных видов в Удмуртии // Вестник Удмуртского университета. Серия «Биология. Науки о Земле». 2011. № 3. C. 142-146].

Meusel, H. & E.J. Jager 1992. Vergleichende Chorologie der Zentraleuropaischen Flora. Text, band III. Jena etc.: Gustav Fischer, 333 pp.

MNHN, Chagnoux S. 2021. Dianthus courtoisii Rchb. In: Herbarium specimens of Université de Montpellier 2, Institut de Botanique (MPU)). Version 71.197. Herbarium of Université de Montpellier 2, Institut de Botanique. Occurrence dataset https://doi.org/10.15468/gyvkrn accessed via GBIF.org on 2021-02-25.

Morgan, C.S. 1999. Plate 368. Platycladus orientalis. Curtis’s Botanical Magazine 16(3):185-192. CrossRef

Morton, J.K. 2005. Silene L. In: Flora of North America North of Mexico, vol. 5 (Editorial Committee, eds), pp. 166-214. Oxford University Press, New York, Oxford.

Murtazaliev, R.A. 2009. Conspectus of the flora of Dagestan, vol. 4 (Melanthiaceae-Acoraceae). Epokha, Makhachkala, 232 pp. (in Russian). [Муртазалиев Р.А. 2009. Конспект флоры Дагестана (Melanthiaceae-Acoraceae). Махачкала: Эпоха. Т. 4. 232 с.].

Naumenko, N.I. 2008. Flora and vegetation of Southern Zauralye. Kurgan University Press, Kurgan, 512 pp. (in Russian). [Науменко Н.И. 2008. Флора и растительность южного Зауралья. Курган: Изд-во Курганского ун-та. 512 с.].

Nesom, G.N. Verbascum L. 2019. In: Flora of North America North of Mexico: Magnoliophyta: Tetrachondraceae to Orobanchaceae, vol. 17 (Flora of North America Editorial Committee, eds), pp. 343-346. Oxford University Press, New York, Oxford.

Nevski, S.A. 1935. Orchidaceae Lindl. In: Flora of the USSR, vol. 4 (V.L. Komarov, ed.), pp. 589-730, Izdatel’stvo AN SSSR, Leningrad (in Russian). [Невский С.А. 1935. Orchidaceae Lindl. // Флора СССР / под. ред. В.Л. Комарова. Ленинград: Изд-во АН СССР. Т. 4. С. 589-730].

Nevski, S.A. 1937. Thalictrum L. In: Flora of the USSR, vol. 7 (B.K. Shishkin, ed.), pp. 510-528, Izdatel’stvo AN SSSR, Moscow, Leningrad (in Russian). [Невский С.А. 1937. Thalictrum L. // Флора СССР / под ред. Б.К. Шишкина. М.-Л.: Изд-во АН СССР. T. 7. С. 510-528].

Nikiforova, O.D. 1994. Vicia L. In: Flora of Siberia: Fabaceae (Leguminosae), vol. 9 (Polozhij A.V. & L.I. Malyschev, eds), pp. 171-184, 255, Nauka, Novosibirsk (in Russian). [Никифорова О.Д. 1994. Vicia L. // Флора Сибири: Fabaceae (Leguminosae). Новосибирск: Наука. Т. 9 С. 171-184].

Nikiforova, O.D. 2012. Fabaceae Lindl., or Leguminosae Juss. In: Checklist of the flora of Asian Russia: vascular plants (K.S. Baikov, ed.), pp. 229-261, Izdatel’stvo SO RAN, Novosibirsk, (in Russian). [Никифорова О.Д. 2012. Fabaceae Lindl., или Leguminosae Juss. // Конспект флоры Азиатской России: cосудистые растения / под ред. К.С. Байкова. Новосибирск: Изд-во СО РАН. С. 229-261].

Nikitina, E.V. 1957. Hedysarum L. In: Flora of the Kirghiz SSR, vol. 7 (A.I. Vvedensky, ed.), pp. 108-112, Izdatel’stvo AN Kirghiz SSR, Frunze (in Russian). [Никитина Е.В. 1957. Hedysarum L. // Флора Киргизской ССР / под. ред. А.И. Введенского. Фрунзе: Академия наук Киргизской ССР. Т. 7. С. 108-112].

Nobis, M., A. Nowak, A.L. Ebel, A. Nobis, S. Nowak, P.D. Gudkova, A.V. Verkhozina, A.S. Erst, G. Łazarski, M.V. Olonova, R. Piwowarczyk, A.A. Bobrov, I.A. Khrustaleva, V. Plášek, M.M. Silantyeva & J. Zalewska-Gałosz 2015. Contribution to the flora of Asian and European countries: new national and regional vascular plant records, 3. Acta Botanica Gallica 162(2):103-115. CrossRef

Nobis, M., J. Marciniuk, P. Marciniuk, M. Wolanin, G. Király, A. Nowak, B. Paszko, E. Klichowska, G. Moreno-Moral, R. Piwowarczyk, Ó. Sánchez-Pedraja, A. Wróbel, I.N. Egorova, P.E. Jun, D.A. Krivenko, I.V. Kuzmin, G.A. Lazkov, G. Mei, A. Nobis, M.V. Olonova, R.J. Soreng, A. Stinca, V.M. Vasjukov & N.A. Vershinin. 2020. Contribution to the flora of Asian and European countries: new national and regional vascular plant records, 9. Turkish Journal of Botany 44:455-480. CrossRef

Nosikov Е.V. 2014. Image of Dianthus × courtoisii Reichenb. Plantarium: open on-line atlas and key to plants and lichens of Russia and neighbouring countries. 2007-2021. Available from: https://www.plantarium.ru/page/image/id/251274.html. Last accessed 25.02.2021.

Obruchev, V.A. 1916. Grigorii Nikolaevich Potanin. A brief sketch of his life and work. Tipo-litografiya tovarishchestva I.N. Kushnerev i K°, Moscow. 23 pp. (in Russian) [Обручев В.А. 1916. Григорий Николаевич Потанин: краткий очерк его жизни и деятельности. Москва: Типо-литография товарищества И.Н. Кушнерев и К°. 23 с.].

Orrell T. 2021. Informatics Office. NMNH Extant Specimen Records. Version 1.40. National Museum of Natural History, Smithsonian Institution. Occurrence dataset https://doi.org/10.15468/hnhrg3 accessed via GBIF.org on 2021-02-25.

Ostapko, V.M. 2005. Eidological, population and coenotic foundations of phytosozology in the south-east of Ukraine. Donetsk. 408 pр. (in Russian) [Остапко В.М. 2005. Эйдологические, популяционные и ценотические основы фитосозологии на юго-востоке Украины. Донецк: ООО «Лебедь». 408 с.].

Ovchinnikova, S.V. 1997. Lappula Moench. In: Flora of Siberia: Pyrolaceae-Lamiaceae (Labiatae), vol. 11 (L.I. Malyshev, ed.), pp. 131-142, Nauka, Novosibirsk (in Russian). [Овчинникова С.В. 1997. Род Lappula Moench. // Флора Сибири: Pyrolaceae-Lamiaceae (Labiatae) / под ред. Л.И. Малышева. Новосибирск: Наука. Т. 11. С. 131-142].

Ovchinnikova, S.V. 2005. The system of the subtribe Echinosperminae (tribe Eritrichieae, Boraginaceae). Botanicheskii Zhurnal 90(8):1153-1172 (in Russian). [Овчинникова С.В. 2005. Система подтрибы Echinosperminae (триба Eritrichieae, Boraginaceae) // Ботанический журнал. Т. 90, № 8. С. 1153-1172].

Ovchinnikova, S.V. 2012. Boraginaceae Juss. In: Key to plants of the Republic of Altai (I.M. Krasnoborov & I.A. Artemov, eds.), pp. 349-364, Izdatel’stvo SO RAN, Novosibirsk (in Russian). [Овчинникова С.В. 2012. Boraginaceae Juss. // Определитель растений Республики Алтай / под ред. И.М. Красноборова, И.А. Артемова. Новосибирск: Из-во СО РАН. С. 349-364].

Ovchinnikova, S.V. 2012. Eleocharis R. Br. In: Checklist of the flora of Asian Russia: vascular plants (K.S. Baikov, ed.), pp. 507-510, Izdatel’stvo SO RAN, Novosibirsk (in Russian). [Овчинникова С.В. 2012. Eleocharis R. Br. // Конспект флоры Азиатской России: cосудистые растения / под ред. К.С. Байкова. Новосибирск: Изд-во СО РАН. С. 507-510].

Ovchinnikova, S.V. 2019. Addition to the species composition of Boraginaceae of Outer Mongolia. Turczaninowia 22(3):97-110 (in Russian). [Овчинникова С.В. 2019. Дополнение к видовому составу бурачниковых (Boraginaceae) Внешней Монголии // Turczaninowia. Т. 22, вып. 3. С. 97-110]. CrossRef

Ovchinnikova, S.V., A.I. Pjak & A.L. Ebel 2004. Novelties in the genus Lappula (Boraginaceae) of the Altai mountain system. Turczaninowia 7(2):5-13 (in Russian). [Овчинникова С.В., Пяк А.И., Эбель А.Л. 2004. Новинки в роде Lappula (Boraginaceae) // Turczaninowia, Т. 7, вып. 2. С. 5-13].

Ovczinnikova, S.V. 2009. The synopsis of the subtribe Echinosperminae Ovczinnikova (Boraginaceae) in the flora of Eurasia. Novosti systematici vysshikh rastenii 41:209-272 (in Russian). [Овчинникова С.В. 2009. Конспект подтрибы Echinosperminae Ovczinnikova (Boraginaceae) флоры Евразии // Новости систематики высших растений. Т. 41. С. 209-272].

Ovchinnikova, S.V. & M.R. Ganybaeva 2019. Novelties of the Boraginaceae in the flora of Kyrgyz Republic. Rastitel’nyi Mir Asiatskoi Rossii 3(35):36-46 (in Russian). [Овчинникова С.В. Ганыбаева М.Р. 2019. Новинки семейства Boraginaceae во флоре Кыргызской Республики // Растительный мир Азиатской России. № 3(35). С. 36-46].

Pardo, C., P. Cubas, & H. Tahiri. 2004. Molecular phylogeny and systematics of Genista (Leguminosae) and related genera based on nucleotide sequences of nrDNA (ITS region) and cpDNA (trnL-trnF intergenic spacer). Plant Systematics and Evolution 244: 93-119. CrossRef

Pavlov, I. 2018. Image of Dianthus × courtoisii Reichenb. Plantarium: open on-line atlas and key to plants and lichens of Russia and neighbouring countries. 2007-2021. Available from: https://www.plantarium.ru/page/image/id/575574.html. Last accessed 25.02.2021.

Pavlov, N.V. & M.G. Popov 1953. Rochelia Rchb. In: Flora of the USSR, vol. 19 (V.L. Komarov, ed.), pp. 548-564, Izdatel’stvo AN SSSR,, Moscow & Leningrad (in Russian). [Павлов Н.В., Попов М.Г. 1953. Rochelia Rchb. // Флора СССР / под ред. В.Л. Комарова. М.; Л.: Изд-во АН СССР. Т. 19. С. 548-564].

PBI Solanum Project. 2021. Solanaceae Source. Available from: http://www.solanaceaesource.org/. Last accessed 01.04.2021.

Peshkova, G.A. 1994. Drosera L. In: Flora of Siberia: Berberidaceae-Grossulariaceae, vol. 7 (L.I. Malyshev & G.A. Peshkova, eds.), pp. 151-152, Nauka, Novosibirsk (in Russian). [Пешкова Г.А. 1994. Drosera L. // Флора Сибири: Berberidaceae-Grossulariaceae / под ред. Л.И. Малышева, Г.А. Пешковой. Новосибирск: Наука. Т. 7. С. 151-152].

Phillips, S.J. & M. Dudik 2008. Modelling of species distribution with Maxent: new extentions and a comprehensive evaluation. Ecography 31(2):161-175. CrossRef

Phillips, S.J., R.P. Anderson & R.E. Schapire 2006. Maximum entropy modeling of species geographic distributions. Ecological Modelling 190(3-4):231-259. CrossRef

Plaksina, N.I. 2001. Checklist of the flora of the Volga-Urals region. Izdatel’stvo «Samarskii universitet», Samara. 388 pp. (in Russian). [Плаксина Т.И. 2001. Конспект флоры Волго-Уральского региона. Самара: Издательство «Самарский университет». 388 с.].

Polozhij, A.V., 1997. Verbascum L. In: Flora of Siberia: Solanaceae-Lobeliaceae, vol. 11 (A.V. Polozhij, G.A. Peshkova ed.), p. 15, Nauka, Novosibirsk (in Russian). [Положий А.В. 1997. Verbascum L. // Флора Сибири: Solanaceae — Lobeliaceae / под ред. А.В. Положий, Г.А. Пешкова. Новосибирск: Наука. Т. 12. С. 15].

Polozhii, A.V., V.I. Kurbatskii, S.N. Vydrina & V.M. Doron’kin 2003. Solanaceae — Lobeliaceae. In: Flora of Siberia, vol. 14: Additions and corrections. Alphabetical indexes, pp. 85-90, Nauka, Novosibirsk (in Russian). [Положий А.В., Курбатский В.И., Выдрина С.Н., Доронькин В.М. 2003. Solanaceae — Lobeliaceae // Флора Сибири. Дополнения и исправления. Алфавитные указатели. Новосибирск: Наука. Т. 14: С. 85-90].

Ponomarchuk, G.I. & K.P. Ulanova 1977. To the study of Far-Eastern species of the genus Thalictrum L. In: Natural flora of the Far East (Biology, Use, Protection), pp. 126-131, DNC AN SSSR, Vladivostok (in Russian). [Пономарчук Г.И., Уланова К.П. 1977. К изучению дальневосточных видов рода Thalictrum L. // Природная флора Дальнего Востока (биология, использование, охрана). Владивосток: ДНЦ АН СССР. С. 126-131].

Popov, M.G. 1953. Boraginaceae Juss. In: Flora of the USSR, vol. 19 (B.K. Shishkin, ed), pp. 97-691, 703-718, Izdatel’ stvo AN SSSR, Moscow, Leningrad (in Russian). [Попов М.Г. 1953. Сем. Boraginaceae Juss. // Флора СССР / под ред. Б.К. Шишкина. М.; Л.: Изд-во АН СССР. Т. 19. С. 97-691, 703-718].

Popova, K.B. & A.A. Donetskov 2019. A record of Isoёtes echinospora Durieu (Isoёtaceae) in Yamal-Nenets Autonomous Area. Bulleten’ Moskovskogo Obshchestva Ispytatelei Prirody. Otdel Biologicheskii 124(6):65-66 (in Russian). [Попова К.Б., Донецков А.А. 2019. Находка Isoёtes echinospora Durieu (Isoёtaceae) в Ямало-Ненецком автономном округе // Бюллетень МОИП. Отдел биологический. Т. 124. Вып. 6. С. 65-66].

Popovich, A.V., E.A. Averyanova & L.A. Shagarov 2020. Orchids of the Black Sea coast of Krasnodarsk Territory (Russia): current state, new records, conservation. Nature Conservation Research 5(Suppl.1):46-68. CrossRef

POWO. 2019. Plants of the World Online. Facilitated by the Royal Botanic Gardens, Kew. Published on the Internet: http://www.plantsoftheworldonline.org/. Retrieved: 24.02.2020.

Pyak, A.I. 2012. Fabaceae (Leguminosae). In: Key to plants of Altai Republic (I.M. Krasnoborov& I.A. Artemov, eds.), pp. 267-297, Izdatel’stvo SO RAN, Novosibirsk, (in Russian). [Пяк А. И. 2012. Бобовые — Fabaceae (Leguminosae) // Определитель растений Республики Алтай / под ред. И.М. Красноборова, И.А. Артемова. Новосибирск: Изд-во СО РАН, C. 267-297].

Rakov, N.S., S.V. Saksonov, S.A. Senator & V.M. Vasjukov 2014. Vascular plants of the Ulyanovsk Region. Flora of the Volga River basin, vol. 2, Kassandra, Togliatti, 295 pр. (in Russian). [Раков Н.С., Саксонов С.В., Сенатор С.А., Васюков В.М. 2014. Сосудистые растения Ульяновской области / Флора Волжского бассейна. Тольятти: Кассандра. Т. 2. 295 с.].

Razifard, H., G.C. Tucker & D.H. Les 2016. Elatine L. In: Flora of North America North of Mexico: Magnoliophyta: Vitaceae to Garryaceae, vol. 12 (Flora of North America Editorial Committee, ed.), pp. 349-353, Oxford University Press, New York, Oxford.

Reichenbach, H.G.L. 1832. Calycanthae. In: Reichenbach, H.G.L. Flora germanica excursoria, B. 2, pp. 436-873, Carolum Cnobloch, Lipsiae.

Riedl, H. 1967. Rochelia Rchb., Arnebia Forssk. In: Flora Iranica, Lfg. 48 (K.H. Rechinger, ed.), pp. 89-95, 153-168, Akademische Druck — u. Verlagsanstalt, Graz.

Riedl, H. 1972. Ubersicht uber ausdauernd und zweijahrigen Arten der Gattung Arnebia Forssk. Annalen des Naturhistorischen Museums in Wien 75:209-222.

Roskov, Y.R., F.A. Bisby, J.L. Zarucchi, B.D. Schrire & R.J. White (eds.) ILDIS World Database of Legumes: draft checklist, version 10 [published June 2006, but CD shows November 2005 date]. ILDIS, Reading, UK, 2006 [CD-Rom: ISBN 0 7049 1248 1] (also available here at https://ildis.org/LegumeWeb10.01.shtml)

Rouy, G. 1913. Ordre Lycopodiacées. In: Flore de France; ou, Description des plantes qui croissent spontanément en France, en Corse et en Alsace-Lorraine, tome 14 (G. Rouy, ed.), pp. 485-492, Asnières, Paris.

Ryabinina, Z.N. & M.S. Knyazev 2009. Key to the vascular plants of the Orenburg region. KMK Press, Moscow, 758 pp. (in Russian). [Рябинина З.Н., Князев М.С. 2009. Определитель сосудистых растений Оренбургской области. М.: Товарищество научных изданий КМК. 758 с.].

Sadat, F. 1989. Revision ausgewählter kritischer Gattungen der Boraginaceen aus der Flora Afghanistans. Mitteilungen der Botanischen Staatssammlung München 28:1-210.

Saksonov, S.V. & S.A Senator 2012. Guide the Samara flora (1851-2011). Flora of the Volga river basin, vol. 1. Kassandra, Togliatti, 511 pp. (in Russian). [Саксонов С.В., Сенатор С.А. 2012. Путеводитель по Самарской флоре (1851-2011). Флора Волжского бассейна. Тольятти: Кассандра. Т. 1. 511 с.].

Särkinen, T., P. Poczai, G.E. Barboza, van der G.M. Weerden, M. Baden & S. Knapp. 2018. A revision of the Old World Black Nightshades (Morelloid clade of Solanum L., Solanaceae). PhytoKeys 106:1-223. CrossRef

Scheen, A.-C., M. Bendiksby, O. Ryding, C. Mathiesen, V.A. Albert & C. Lindqvist 2010. Molecular phylogenetics, character evolution and suprageneric classification of Lamioideae (Lamiaceae). Annals of the Missouri Botanical Garden 97:191-219. CrossRef

Scheldeman, X. & M. Van Zonneveld 2010. Training manual on spatial analysis of plant diversity and distribution. Biodiversity International, Rome. 153 pp.

Schipczinsky, N.V. 1937. Trollius L. In: Flora of the USSR, vol. 7 (V.L. Komarov ed.), pp. 42-53, Izdatel’stvo AN SSSR, Moscow, Leningrad (in Russian). [Шипчинский Н.В. 1937. Trollius L. // Флора СССР / под ред. В.Л. Комаров М.; Л.: Изд-во АН СССР. Т. 7. С. 42-53].

Sennikov, A.N. (ed.) 2016. Flora of Uzbekistan, vol. 1, Navruz Publishers, Tashkent. XXVIII + 173 pp. (in Russian) [Сенников, А.Н. (ред.) 2016. Флора Узбекистана. Ташкент: Издательство «Навруз». Т. 1. XXVIII + 173 c.]

Serebryanyi, M. 2019. Towards a taxonomic revision of the genus Trollius (Ranunculaceae) in the Asian part of Russia. I. Trollius chinensis: taxonomic and geographical reconsiderations. Novitates Systematicae Plantarum Vascularium 50: 101-114. CrossRef

Seregin, A.P. (ed.). 2021. Specimen MW0208454 from the collection «Moscow University Herbarium». In: Depository of Live Systems (branch «Plants»): Electronic resource. MSU, Moscow. Available from: https://plant.depo.msu.ru/module/itempublic?d=P&openparams=%5Bopenid%3D11023078%5D. Licensed under CC-BY 4.0. Last accessed 03.04.2021.

Shaulo, D.N. 2000. Genista L. In: Key to plants of the Novosibirsk Region. (I.M. Krasnoborov, ed.), p. 233, Nauka, Novosibirsk (in Russian). [Шауло Д.Н. Genista L. // Определитель растений Новосибирской области / под ред. И.М. Красноборова. Новосибирск: Наука, 2000. С. 233].

Sheremetova, S.A. & R.T. Sheremetov 2019. A new record of synanthropic species Bidens frondosa L. (Asteraceae) for Siberia. Systematic notes on the materials of P.N. Krylov Herbarium of Tomsk State University 119:44-50 (in Russian). [Шереметова С.А., Шереметов Р.Т. 2019. Новая находка синантропного вида Bidens frondosa L. (Asteraceae) в Сибири // Систематические заметки по материалам Гербария Томского государственного университета. № 119. С. 44-50]. CrossRef

Shishkin, B.K. 1936. Dianthus L. In: Flora of the USSR, vol. 5 (V.L. Komarov ed.), pp. 803-861, Izdatel’stvo AN SSSR, Moscow, Leningrad, (in Russian). [Шишкин Б.К. 1936. Dianthus L. // Флора СССР / под ред. В.Л. Комарова. М.; Л.: Изд-во АН СССР. Т. 5. С. 803-861].

Shishkin, B.K. 1945. Genista L. In: Flora of the USSR, vol. 11 (V.L. Komarov, ed.), pp. 54-69, Izdatel’stvo AN SSSR, Moscow, Leningrad (in Russian). [Шишкин Б.К. 1945. Genista L. // Флора СССР / под ред. В.Л. Комарова. М.; Л.: Изд-во АН СССР. Т. 11. С. 54-69].

Shishkin, B.K. 1954. Lavandula L. In: Flora of the USSR, vol. 20 (B.K. Shishkin, ed.), pp. 226-227, Izdatel’stvo AN SSSR, Moscow, Leningrad (in Russian). [Шишкин Б.К. 1954. Lavandula L. // Флора СССР / под ред. Б.К. Шишкина. М.; Л.: Изд-во АН СССР. Т. 20. С. 226-227].

Shishkin, B.K. 1961. Senecio L. In: Flora of the USSR, vol. 26 (B.K. Shishkin & E.G. Bobrov, eds.), pp. 699-788, Izdatel’ stvo AN SSSR, Moscow, Leningrad (in Russian). [Шишкин Б.К. 1961. Senecio L. // Флора СССР / под ред. В.К. Шишкина, Е.Г. Боброва. М.; Л.: Изд-во АН СССР. Т. 26. С. 699-788].

Shkhagapsoev, S.Kh. 2015. Vegetation cover of Kabardino-Balkaria. OOO Tetragraf, Nalchik, 352 pp. (in Russian). [Шхагапсоев С.Х. 2015. Растительный покров Кабардино-Балкарии. Нальчик: ООО Тетраграф. 352 с.].

Shkhagapsoev, S.Kh., V.A. Chadaeva & K.A. Shkhagapsoeva 2018. Materials to the Black Book of the Kabardino-Balkarian Republic flora. Izdatel’stvo M. i V. Kotlyarovykh, Nalchic, 140 pp. (in Russian). [Шхагапсоев С.Х., Чадаева В.А., Шхагапсоева К.А. 2018. Материалы для Черной книги флоры Кабардино-Балкарской Республики. Нальчик: Изд-во М. и В. Котляровых. 140 с.].

Sinel’nikova, N.V. 2010. Fabaceae, or Leguminosae. In: Flora and vegetation of the Magadan region (synopsis of vascular plants and an outline of vegetation), pp. 179-186, IBPS DVO RAN, Magadan (in Russian). [Синельникова Н.В. 2010. Fabaceae, или Leguminosae // Флора и растительность Магаданской области (конспект сосудистых растений и очерк растительности). Магадан: ИБПС ДВО РАН. C. 179-186].

Siplivinsky, V.N. 1972. Genus Trollius L. in Asia boreali etorientali. Novosti systematiki vysshikh rastenii 9:163-182. (in Russian with Latin diagnoses). [Сипливинский В.Н. 1972. Род Trollius L. на севере и востоке Азии // Новости систематики высших растений. Т.9. C. 163-182].

Skvortsov, V.E. 2005. New floristic records from Khakas Republic. Bulleten’ Moskovskogo Obshchestva Ispytatelei Prirody. Otdel Biologicheskii 110(3):89-92 (in Russian). [Скворцов В.Э. 2005. Новые флористические находки в Республике Хакасия // Бюллетень МОИП. Отдел биологический. Т. 110, вып. 3. С. 89-92].

Smirnova, S.A. 1986. The significance of carpological characters in the taxonomy of families Boraginaceae, Lamiaceae and Verbenaceae. Bulleten’ Moskovskogo Obshchestva Ispytatelei Prirody. Otdel Biologicheskii 91(2):84-89 (in Russian). [Смирнова С.А. 1986. Значение карпологических признаков в систематике семейств бурачниковых, губоцветных и вербеновых // Бюллетень МОИП. Отдел биологический Т. 91, вып. 2. С. 84-89].

Soják, J. 1970. Potentillae mongolicae novae. Folia Geobotanica et Phytotaxonomica 5(1):99-114. CrossRef

Soják, J. 1987. Notes on Potentilla (Rosaceae). III. Some new taxa from Asia. Botanische Jahrbücher für Systematik, Pflanzengeschichte und Pflanzengeographie 109(1):25-48.

Soják, J. 2003. Some new taxa Potentilla (Rosaceae) from New Guinea, Asia and Canada (Notes on Potentilla XV). Willdenowia 33:409-423. CrossRef

Soják, J. 2004. Potentilla L. (Rosaceae) and related genera in the former USSR (identification key, checklist and figures). Notes on Potentilla XVI. Botanische Jahrbücher für Systematik, Pflanzengeschichte und Pflanzengeographie 125(3):253-340. CrossRef

Soják, J. 2007. Potentilla (Rosaceae) in China. Notes on Potentilla XIX. Harvard Papers in Botany 12:285-324. CrossRef

Soják, J. 2009. Potentilla L. (Rosaceae) in the former USSR; second part: comments Notes on Potentilla XXIV. Feddes Repertorium 120:185-217. CrossRef

Soják, J. 2012. Copies of seven species and twenty hybrids of Potentilla (Rosaceae) obtained through experimental hybridization (Notes on Potentilla XXVI). Thaiszia 22(1):33-48.

Sramkó, G., O. Paun, M.K. Brandrud, L. Laczkó, A. Molnár & R.M. Bateman 2019. Iterative allogamy-autogamy transitions drive actual and incipient speciation during the ongoing evolutionary radiation within the orchid genus Epipactis (Orchidaceae). Annals of Botany 124(3):481-497. CrossRef

Stace, C.A. 1997. New flora of the British isles: second edition. University Press, Cambridge, 918 pp.

Stepanov, N.V. 1990. Floristic findings in the Krasnoyarsk Territory. Botanicheskii Zhurnal 75(5):725-729 (in Russian). [Степанов Н.В. 1990. Флористические находки в Красноярском крае // Ботанический журнал. Т. 75, № 5. С. 725-729].

Sultanova, B.A. 1973. Addition to the flora of Kyrgyzstan. In: Materials on the flora of Kyrgyzstan, pp. 43-44, Izdatel’ stvo «Ilim», Frunze (in Russian) [Султанова Б.А. 1973. Дополнение к флоре Киргизии // Материалы по флоре Киргизии, Фрунзе: Издательство «Илим». С. 43-44].

Sutkin, A.V. 2010. Findings of alien vascular plant species in Buryat Republic. Turczaninowia 13(3):75-76 (in Russian). [Суткин А.В. 2010. Находки адвентивных видов сосудистых растений в Республике Бурятия // Turczaninowia. Т. 13, № 3. С. 75-76].

Teymurov, A.A. 2016. Image of Dactylorhiza iberica (M. Bieb. ex Willd.) Soó. Plantarium: open on-line atlas and key to plants and lichens of Russia and neighbouring countries. 2007-2021. Available from: https://www.plantarium.ru/page/image/id/464121.html. Last accessed 14.10.2020.

Tojibaev, K.Sh., N.Yu. Beshko, O.T. Turginov & D. Mirzalieva 2014. New records for Fabaceae in the flora of Uzbekistan. Flora Mediterranea 24:25-35. CrossRef

Tscherneva, O.V. 1994. Echinops L. In: Flora of the European part of the USSR, vol. 7 (N.N. Tzvelev, ed.), pp. 207-210, Nauka, St. Petersburg (in Russian). [Чернева О.В. 1994. Echinops L. // Флора Европейской части СССР / под ред. Н.Н. Цвелева. СПб.: Наука. Т. 7. С. 207-210].

Turland, N. & C. Jarvis (eds) 1997. Typification of Linnaean specific and varietal names in the Leguminosae (Fabaceae). Taxon 46(3):457-485. CrossRef

Turpel, A. & T. Walisch 2021. Collections and observation data National Museum of Natural History Luxembourg. Musée national d’histoire naturelle Luxembourg. Occurrence dataset https://doi.org/10.15468/s2iu7d accessed via GBIF.org on 2021-02-25.

Tzvelev, N.N. 1989. Scorzonera L. In: Flora of the European part USSR, vol. 8 (N.N. Tzvelev, ed.), pp. 37-46, Nauka, Leningrad (in Russian). [Цвелев Н.Н. 1989. Scorzonera L. // Флора Европейской части СССР / под ред. Н.Н. Цвелева. Л.: Наука. Т. 8. С. 37-46].

Tzvelev, N.N. 2000. Manual of the vascular plants of North-West Russia (Leningrad, Pskov and Novgorod provinces). Publ. SPHFA, St. Petersburg. 781 pp. (in Russian) [Цвелёв Н.Н. 2000. Определитель сосудистых растений Северо-Западной России (Ленинградская, Псковская и Новгородская области). СПб.: Изд-во СПХФА. 781 с.].

Tzvelev, N.N. 2004. Oberna Adans. In: Flora Europae Orientalis, vol. 11 (N.N. Tzvelev, ed.), pp. 229-233. KMK Scientific Press, Moscow, Saint-Petersburg (in Russian). [Цвелев Н.Н. 2004. Oberna Adans. // Флора Восточной Европы / под ред. Н.Н. Цвелева. Москва, Санкт Петербург: Товарищество научных изданий КМК. Т. 11. С. 229-233].

Tzvelev, N.N. 2005. Conspectus abbreviatus plantarum cryptogamicarum vascularium Europae Orientalis. Novosti systematiki vysshikh rastenii 37:7-32 (in Russian). [Цвелёв Н.Н. 2005. Краткий конспект сосудистых споровых растений Восточной Европы // Новости систематики высших растений. Т. 37. С. 7-32].

Ueda, K. 2021. iNaturalist Research-grade Observations. iNaturalist.org. Occurrence dataset https://doi.org/10.15468/ab3s5x accessed via GBIF.org on 2021-03-31:

Ueda, K. 2021a https://www.gbif.org/occurrence/2851101196. Ueda, K. 2021b. https://www.gbif.org/occurrence/2864580907).

Ueda, K. 2021c. https://www.gbif.org/occurrence/3039160917.

Ueda, K. 2021d. https://www.gbif.org/occurrence/3031835820.

Ueda, K. 2021e. https://www.gbif.org/occurrence/3044952961.

Ueda, K. 2021f. https://www.gbif.org/occurrence/3044782223.

Ueda, K. 2021g. https://www.gbif.org/occurrence/3044772224.

Ueda, K. 2021h. https://www.gbif.org/occurrence/2856495298.

Ueda, K. 2021i. https://www.gbif.org/occurrence/2873717266.

Ueda, K. 2021j. https://www.gbif.org/occurrence/3044809183.

Ueda, K. 2021k. https://www.gbif.org/occurrence/2283080679.

Ueda, K. 2021l. https://www.gbif.org/occurrence/2620089493.

Ueda, K. 2021m. https://www.gbif.org/occurrence/2283173408.

Ueda, K. 2021n. https://www.gbif.org/occurrence/2802637066.

Ueda, K. 2021o. https://www.gbif.org/occurrence/2283225723.

Ueda, K. 2021p. https://www.gbif.org/occurrence/3058796743.

Ueda, K. 2021q.https://www.gbif.org/occurrence/3044683187.

Ueda, K. 2021r. https://www.gbif.org/occurrence/3044733212.

Ueda, K. 2021s. https://www.gbif.org/occurrence/2873857316.

Urgamal, M., B. Oyuntsetseg, D. Nyambayar & Ch. Dulamsuren 2014. Conspectus of the vascular plants of Mongolia. Admon Printing Press, Ulaanbaatar, 334 pp.

Vakhrameeva, M.G., I.V. Tatarenko, T.I. Varlygina, G.K. Torosyan & M.N. Zagulskii 2008. Orchids of Russia and adjacent countries (within the borders of the former USSR). A.R.G. Gantner Verlag, Ruggell, xiii+690 pp.

Vasilchenko, I.T. 1939. Bunias L. In: Flora of the USSR, vol. 8 (V.L. Komarov, ed.), pp. 235-236, Izdatel’stvo AN SSSR, Moscow, Leningrad (in Russian) [Васильченко И.Т. 1939. Bunias L. // Флора СССР / под ред. В.Л. Комарова. М.; Л.: Изд-во АН СССР. Т. 8. С. 235-236].

Vasina, A.L. 2012. New floristic materials for the Red Book of the Khanty-Mansi Autonomous Area — Yugra. In: Tobolsk Scientific — 2012: Proceedings of the IX All-Russian (with international participation) scientific and practical conference. Tyumen Publishing House, Tyumen, 80-82 pp. (in Russian). [Васина А.Л. 2012. Новые флористические материалы для Красной книги ХантыМансийского автономного округа — Югры // Тобольск научный — 2012: Материалы IX Всероссийской (с международным участием) научнопрактической конференции. Тюмень: ОАО «Тюменский издательский дом». С. 80-82].

Vasyukov, V.M. & S.V. Saksonov 2020. Check-list of the flora of Penza region. Flora of the Volga river basin, vol. 4, Anna, Togliatti, 211 pр. (in Russian). [Васюков В.М., Саксонов С.В. 2020. Конспект флоры Пензенской области. Флора Волжского бассейна. Тольятти: Анна. Т. 4. 211 с.].

Vibe, E.I. 1997. Senecio L. In: Flora of Siberia: Asteraceae (Compositae), vol. 13 (I.M. Krasnoborov, ed.), pp. 163-169, Nauka, Novosibirsk (in Russian). [Вибе Е.И. 1997. Senecio L. // Флора Сибири: Asteraceae (Compositae) / под ред. И.М. Красноборова. Новосибирск: Наука. Т. 13. С. 163-169.

Vinogradova, Yu.K, S.R. Mayorov & L.V. Khorun 2010. Black book of the flora of Central Russia: alien plant species in Central Russian ecosystems, GEOS, Moscow, 512 pp. (in Russian). [Виноградова Ю.К., Майоров С.Р., Хорун Л.В. 2010. Черная книга флоры Средней России. Чужеродные виды растений в экосистемах Средней России. М.: ГЕОС. 512 с.].

Vlasova, N.V. 1996. Elatine L. Flora of Siberia: Geraniaceae-Cornaceae, vol. 10 (G.A. Peshkova, ed.), pp. 75-77, Nauka, Novosibirsk (in Russian). [Власова Н.В. 1996. Elatine L. // Флора Сибири: Geraniaceae — Cornaceae / под ред. Г.А. Пешковой. Новосибирск: Наука. Т. 10. С. 75-77].

Voroshilov, V.N. 1966. Flora of the Soviet Far East (Synopsis with tables for determining species), Nauka, Moscow, 478 pp. (in Russian). [Ворошилов В.Н. 1966. Флора cоветского Дальнего Востока (Конспект с таблицами для определения видов). М.: Наука. 478 с.].

Voroshilov, V.N. 1982. Key to the plants of the Soviet Far East. Nauka, Moscow, 672 pp. (in Russian). [Ворошилов В.Н. 1982. Определитель растений советского Дальнего Востока. М.: Наука. 672 c.].

Voroshilov, V.N. 1985. List of vascular plants of the Soviet Far East. In: Floristic studies in different regions of the USSR, pp. 139-200, Nauka, Moscow (in Russian). [Ворошилов, В.Н. 1985. Список сосудистых растений cоветского Дальнего Востока // Флористические исследования в разных регионах СССР. М.: Наука. С. 139-200].

Vyltsan, N.F. 1994. Keys to plants of Tomsk region. Izdatel’stvo Tomskogo universiteta, Tomsk, 301 pp. (in Russian). [Вылцан Н.Ф. 1994. Определитель растений Томской области. Томск: Изд-во Томского унивеситета. 301 с.].

WCVP. 2021. World Checklist of Vascular Plants, version 2.0. Facilitated by the Royal Botanic Gardens, Kew. Published on the Internet: http://wcvp.science.kew.org/. Retrieved 08.02.2021.

Yakubov, V.V. & O.A. Chernyagina 2004. Catalog of flora of Kamchatka (vascular plants). Kamchatpress, Petropavlovsk-Kamchatsky, 165 pp. (in Russian) [Якубов В.В., Чернягина О.А. 2004. Каталог флоры Камчатки (сосудистые растения). Петропавловск-Камчатский: Изд-во Камчатпресс, 165 с.].

Yuzepchuk, S.V. 1939. Drosera L. In: Flora of the USSR, vol. 9 (S.V. Yuzepchuk, ed.), pp. 2-6, Izdatel’stvo AN SSSR, Moscow, Leningrad (in Russian). [Комаров В.Л, Юзепчук С.В. 1939. Drosera L. // Флора СССР / под ред. С.В. Юзепчука. М.; Л.: Изд-во АН СССР. Т. 9. С. 2-6].

Zakirov, K.Z. 1961. Boraginaceae Juss. In: Flora of Uzbekistan, vol. 5 (A.I. Vvedenskii, ed.), pp. 156-236, Izdatel’stvo AN UzSSR, Tashkent (in Russian). [Закиров К.З. 1961. Сем. Boraginaceae — Бурачниковые // Флора Узбекистана / под ред. А.И. Введенского. Ташкент: Из-во АН УзССР. Т. 5. С. 156-236].

Zarubin, A.M., M.M. Ivanova, I.G. Lyakhova, V.A. Baritskaya & V.I. Ivelskaya 1993. Floristic findings in the Baikal region. Botanicheskii Zhurnal 78(8):93-101 (in Russian). [Зарубин А.М., Иванова М.М., Ляхова И.Г., Барицкая В.А., Ивельская В.И. 1993. Флористические находки в Прибайкалье // Ботанический журнал. Т. 78, № 8. С. 93-101].

Zernov, A.S., Yu.E. Alekseev & V.G. Onipchenko. 2015. Key to the vascular plants of the Karachay-Cherkess Republic. KMK Scientific Press, Moskow, 459 pp. (in Russian). [Зернов А.С., Алексеев Ю.Е., Онипченко В.Г. 2015. Определитель сосудистых растений Карачаево-Черкесской Республики. М: Товарищество научных изданий КМК. 459 с.].

Zhu, G.L., H. Riedl & R. Kamelin 1995. Boraginaceae Juss. In: Flora of China: (Gentianaceae through Boraginaceae), vol. 16 (Wu, Z.Y. & P.H. Raven, eds.), pp. 329-427, Science Press & MBG Press, Beijing & St. Louis.

Zykova, E.Yu. 2019. Alien flora of the Novosibirsk Region. Acta Biologica Sibirica 5(4):127-140 (in Russian). [Зыкова Е.Ю. 2019. Адвентивная флора Новосибирской области // Acta Biologica Sibirica. T. 5, № 4. C. 127-140]. CrossRef

Выращивание ириса сибирского | Almanac.com

Когда вы слышите слово «ирис», вы видите большую бородатую красавицу, возвышающуюся над мечевидными листьями? Вы думаете о бородатом ирисе ( Iris germanica ), популярной звезде весенне-летнего сада. Сибирский ирис ( I. sibirica ), совершенно другой цветок, тоже заслуживает вашего внимания.

РЕКЛАМА

Легче выращивать, чем I. germanica и требует минимального ухода, I.sibirica не имеет бороды, но его любят за нежные цветы и мягкую травянистую листву.

Сибирский ирис обычно вырастает от 2 до 4 футов в высоту; выдерживает ветер, дождь и холод; и получается прекрасный срезанный цветок. Впечатляет то, что одно взрослое растение может дать более 20 стеблей цветов одновременно в сезон цветения, который длится с конца апреля до начала лета. Сибирский ирис быстро заполняет пространство на солнечной границе, а также хорошо работает в углах. Хорошими растениями-компаньонами являются аквилегии, маргаритки, люпины, пионы, флоксы и гвоздики.

Лучшие условия для Iris

Сибирский ирис хорошо растет в зонах 2–9 USDA. В северных регионах выращивайте его на полном солнце. Он достаточно хорошо себя чувствует в легкой тени в теплое время года. В очень жарком южном климате выращивайте его в затененном месте. Хотя он будет терпеть засушливые периоды, для достижения наилучших результатов посадите его с многолетниками, которые вы хорошо поливаете в течение всего лета.

Как сажать ирис

Посадите корневища с верхушками на 1 дюйм ниже уровня почвы и засыпьте их почвой на глубину 2 дюйма, если почва песчаная.Чтобы избежать воздушных карманов под кроной, в центре посадочной ямы сделайте небольшой холмик из почвы, поместите корневище на холм с раскинутыми вокруг него корнями, заполните яму землей и плотно утрамбуйте. Поддерживайте равномерную влажность в течение 6–8 недель после посадки.

Обеспечить долгий сезон

Чтобы сибирские ирисы цвели как можно дольше, сажайте в свой сад как ранние, так и поздние сорта. Вот несколько примеров:

.
Раннецветущие:
  • «Букет»
  • «Инди»
  • «Майские радости»
Позднее цветение:
  • «Король королей»
  • «Холмы Свободы»

За лучшее цветение ириса

Удаляйте увядшие цветы после того, как они отцветут, чтобы не допустить формирования семенных головок.Поздней осенью срежьте листву до земли и мульчируйте после того, как земля замерзнет.

Через несколько лет, когда образуются большие куртины, разделите их, чтобы обеспечить продолжительное цветение. Выкапывайте взрослые растения ириса весной или в начале лета, после того как они отцветут, или ранней осенью, задолго до угрозы заморозков. Аккуратно разрыхлите почву и раскачивающими движениями подденьте корневища. Срежьте острым ножом корневища, оставляя на каждом новом кусочке по два веерных деления. Посадите деленки, засыпьте почвой на глубину от 1 до 2 дюймов (как указано) и держите новые растения равномерно влажными в течение 6–8 недель после посадки.


Фото: Майкл Талер/shutterstock

12 лучших сортов сибирского ириса

  • Сибирские ирисы бывают самых разных цветов: фиолетовые, голубые, розовые, бледно-лиловые, желтые, белые, двухцветные и тритоновые. В ходе опроса члены Общества сибирских ирисов (SSI) поставили эти сорта на первое место в своем списке: «Ревущий студень»
  • .
  • «В Gloryland»
  • «Ювелирная корона»
  • «Клубничная ярмарка»
  • «Гимн коронации»
  • «Молитва шейкера»
  • «Леди Ванесса»
  • «Рубин султана»
  • «Озеро Кеука»
  • «Жемчужина Месы»
  • «Розовая дымка»
  • «Кто-то любит меня»

Ирис: что в имени?

В греческой мифологии Ирида — имя богини радуги.Цветение ириса на протяжении всей истории было символом монархов и королевских семей. Одно из самых ранних изображений ириса — фреска во дворце царя Миноса на греческом острове Крит. Дворец датируется 2100 г. до н.э.

Короли Франции из династии Бурбонов, в том числе Людовик XIV, использовали цветок ириса на королевских знаменах как «геральдическую лилию».

Ирис — цветок штата Теннесси, а геральдическая лилия — эмблема города Новый Орлеан, Луизиана.

Scilla siberica (сибирский лук): Minnesota Wildflowers

Scilla siberica (Лепец сибирский)
Информация о заводе
также известный как:
RUSING: Scilla
Семья: Liliaceae (Lily) Liliaceae (Lily)
Life Cycle: Perennial
Происхождение: Eurasia
Статус:
Место обитания: полутень, солнце; влажная почва; Открытые древесины, дороги, сады
Bloom Сезон: Март — 9 мая
Высота растения: от 3 до 6 дюймов от 3 до 6 дюймов
Участник водно-болотных угодий Статус: NORE
MN Distribution (щелкните карту, чтобы увеличить) :
Дистрибуция по стране (щелкните карту, чтобы увеличить) :

Выберите изображение для увеличения.Описание значков см. в глоссарии.

Подробная информация

Цветок:

Цветки одиночные или в кистях из 2-3 цветков на вершине тонкого голого стебля. Каждый цветок около 1 дюйма в диаметре, когда он полностью раскрыт, имеет 6 ярко-синих лепестков с более темно-синей полосой по центру и 6 белых тычинок с темно-синими кончиками. Цветки несколько колокольчатые, когда не полностью раскрыты. Другие сорта этого вида могут иметь белые, розовые или сине-фиолетовые цветки.

Листья и стебель:

Листья прикорневые, похожие на траву, до 5 дюймов в длину и от ¼ до ½ дюйма в ширину.Листья и стебли голые. У растения может быть несколько цветоносов.

Примечания:

Это классический случай неудачного садоводства. Сибирский крыжовник был завезен в эту страну в качестве декоративного растения и до сих пор продается в Миннесоте и других местах, но он также ускользнул в дикую природу и стал инвазивным видом. Он легко распространяется, и от него трудно избавиться, так как часто отрастают сломанные корни. Он очень вынослив и устойчив к холоду, и его не трогают твари от полевок до оленей.К сожалению, те же черты, которые делают его привлекательным как садовое растение (помимо яркого цвета), также делают его агрессивным. Большие колонии лука можно увидеть в восточных графствах штата, от Дулута до Рочестера. Заражение есть даже в кампусе Миннесотского университета в Сент-Поле, всего в квартале от Гербария Белла. В настоящее время неизвестно, насколько далеко на запад расширился его ареал (карта распространения округа на заводах Министерства сельского хозяйства США сильно устарела). Найденный в дикой природе, этот вид был ошибочно принят за колокольчик и голубоглазую траву, оба местных вида.

Пожалуйста, все вы, садовники: прекратите сажать это. Цветущие весной местные виды с голубыми цветами, которые вы можете посадить вместо них, включают Hepatica ( Hepatica nobilis ), колокольчики ( Mertensia virginica или M. paniculata ), голубой флокс ( Phlox divaricata ) или любое количество местных фиалок. Колокольчик заяц ( Campanula rotundifolia ) может давать голубые цветы в форме колокольчика до конца сезона.

Еще фото

Фотографии К.Чайка, сделанная в региональном парке Кун-Рапидс-Дам, Кун-Рапидс, Миннесота, май 2008 г. Фотография любезно предоставлена ​​Дэном Ондлером, сделана в Ороноко, Миннесота. Фотографии любезно предоставлены Питером М. Дзюком, сделанные в частном саду в Лино-Лейкс, Миннесота.

Комментарии

Вы видели это растение в штате Миннесота, , или у вас есть другие комментарии о нем?

Plant Select — разумный выбор растений

Эффектное ландшафтное растение из Сибири.Этот кустарник имеет привлекательную серо-зеленую листву и эффектные метелки белых цветов летом. Это селекция в дендрарии Хилдрет-Ховард в Шайенне, штат Вайоминг, ранее известном как полевая станция Министерства сельского хозяйства США, где родительское растение процветало на протяжении многих десятилетий при минимальном уходе и орошении. Кустарник. Ксерискейп.
Тип установки Кустарник
Высота 4-5 футов
Ширина 6-8 футов
Сезон цветения июнь
Цветок Белый
Вс Солнце, частичное солнце
Водоснабжение От умеренного до ксерического
Зона устойчивости USDA Зоны 4-8
Тип почвы Глина, суглинок, песок
Защита от оленей
Подходит для опыления
Зимний интерес
Уроженец Северной Америки
Год выпуска 2002
Ежегодное коммерческое обслуживание Не требует обслуживания, за исключением того, что не забывайте прекращать полив через 1 год.Любит холод и сухость. Сажайте там, где зимой солнце, а летом тень.
5-10 лет коммерческого обслуживания Выполняйте ежегодное техническое обслуживание. Это может быть долгоживущий древесный кустарник, если условия выращивания правильные.
Направляющая высоты До 8125 футов

Растение зацветает через 30 000 лет в вечной мерзлоте

Кейт Равилиус

(Изображение: Яшина и др./PNAS)

Растение, которое в последний раз цвело, когда по равнинам бродили шерстистые мамонты, снова зацвело.

Биологи воскресили растение возрастом 30 000 лет, вырастив его из тканей плодов, извлеченных из замороженных отложений в Сибири. Растение, безусловно, самое старое, которое было восстановлено из мертвых. предыдущим рекордсменом был священный лотос, возраст которого около 1200 лет.

Покойный Давид Гиличинский из Лаборатории криологии почв в Москве, Россия, и его коллеги извлекли плоды цветкового растения ледникового периода ( Silene stenophylla ) из окаменелой беличьей норы в мерзлых отложениях у реки Колыма на северо-востоке Сибири.Радиоуглеродное датирование плода предполагает, что белка спрятала его около 31 800 лет назад, как раз перед тем, как лед скатился.

Применяя гормоны роста к ткани плода, Гиличинский и его коллеги сумели запустить деление клеток и, в конечном итоге, получить жизнеспособное цветущее растение.

Современный день S. stenophylla похож на воскресшее растение, но имеет более крупные семена и меньше бутонов. Современные растения также быстрее укореняются. Изучение этих и других различий покажет, как эволюционировало растение со времен последнего ледникового периода.

Алан Купер, директор Австралийского центра древней ДНК при Университете Аделаиды, впечатлен, но осторожен, поскольку некоторые якобы «древние» растения, выросшие из вечной мерзлоты, оказались современными загрязнителями. По их словам, чтобы исключить эту возможность, команда Гиличинского приложила немало усилий, чтобы убедиться, что плоды происходят из нетронутых месторождений.

«Это захватывающий результат, который говорит нам, что мы не должны просто искать семена, когда пытаемся создать древний материал», — говорит Стивен Пенфилд, специалист по растениям из Эксетерского университета, Великобритания.

Подобные окаменелые норы обнаружены на Аляске и в Канаде. «Если вечная мерзлота продолжит таять, я думаю, что небольшая часть древних семян прорастет, выживет и будет расти спонтанно», — говорит Буфорд Прайс из Калифорнийского университета в Беркли.

Ссылка на журнал: Proceedings of the National Academy of Sciences , DOI: 10.1073/пнас.1118386109

Еще на эту тему:

Ученые возродили ДНК растений возрастом 32 000 лет из вечной мерзлоты Сибири

Цветковые растения Silene stenophylla.(Фото: С. Яшина и др., Proc Natl Acad Sci USA 2012, рис. 3)

Множество доисторических тайн таится в вечной мерзлоте арктических регионов мира. Будь то хорошо сохранившийся мамонт или древние растения, ученые могут многому научиться из этих биологических открытий. В 2012 году российская команда регенерировала серию плодородных цветущих растений Silene stenophylla из семенных коробочек возрастом 32 000 лет. Это впечатляющее достижение было подробно описано в статье Proceedings of the National Academy of Sciences — достижение, которое предвещает другие разработки, которые могут появиться из вечной мерзлоты.

Открытие доисторических семенных коробочек было частью более масштабных раскопок древних зимних нор сусликов в ледяных отложениях Сибири. Пищевые запасы белок были захвачены и сохранены в норах, что дает множество биологических доказательств. Плоды Silene stenophylla датируются примерно 32 000 лет назад в эпоху плейстоцена. Они бросили вызов исследователям Российской академии наук. Раньше самым старым регенерированным растением была иудейская финиковая пальма, возраст которой около 2000 лет.

Российская команда впервые попробовала использовать зрелые семена из плодовых коробочек. Однако эти семена не могли породить растение. Затем команда попробовала плацентарную ткань из незрелых семян. С помощью технологии клонирования из древнего материала было выведено 36 растений. Хотя они выглядели как современный Silene stenophylla , который все еще растет в этом районе, после того, как растения зацвели, лепестки были расположены дальше друг от друга, чем в современной версии. Интересно, что древние растения производили семена, которые давали новые растения в 100% случаев — это лучше, чем современные сорта.

Эти 32 000-летние растения могут стать ключом к разгадке новых тайн вечной мерзлоты.

Российские ученые воскресили из вечной мерзлоты Сибири растение возрастом 32 тысячи лет.

Растение Silene stenophylla плодоносит. (Фото: С. Яшина и др., Proc Natl Acad Sci USA 2012, рис. 2)

Используя технологию клонирования и плацентарную ткань незрелых семян, команда вырастила 36 растений.

Незрелый плод Silene stenophylla, обнаруженный в вечной мерзлоте.(Фото: С. Яшина и др., Proc Natl Acad Sci USA 2012, рис. 4)

Древние растения были похожи на современный сорт, с немного более крупными и широко расставленными лепестками.

Клонирование Silene stenophylla из обнаруженных клеток плодовой плаценты. (Фото: С. Яшина и др., Proc Natl Acad Sci USA 2012, рис. 5)

ч/т: [Земная миссия]

Статьи по теме:

Изменение климата вернуло к жизни доисторическое растение 60 миллионов лет назад

Скульптуры бизонов возрастом 15 000 лет прекрасно сохранились во французской пещере

Самая древняя ДНК в мире обнаружена в 1.2-миллионный мамонт

Обнаружение 9000-летнего захоронения женщины-охотника бросает вызов доисторическим гендерным ролям

Красочные окаменелости возрастом 225 миллионов лет — лишь одна изюминка этого потрясающего национального парка

как вырастить. Местоположение, почва, болезни и посадка

Джона Кобла

Сибирские ирисы относятся к числу наиболее легко выращиваемых и цветущих видов ирисов в умеренных климатических зонах. Их изящные стебли, цветущая листва и аккуратный рост делают их наиболее подходящими ирисами для многолетних бордюров и ландшафтного дизайна.Их красивая листва привлекательна круглый год, даже после первых заморозков, когда она становится ржаво-красно-коричневой.

История

Наши садовые сорта ирисов сибирских получены от гибридизаторов двух видов, Iris siberica и Iris sanguinia , которые в основном встречаются в Центральной Европе и Азии. Там они развивались на богатых почвах травянистых лугов; очень влажные весной от разливных ручьев и таяния горных снегов, увлажненные летним дождем на глубокой степной почве и снабженные естественной мульчей из старой листвы и мертвых трав, которые предохраняли их от высыхания.

Почва

Ваши сибирские ирисы принесут вам наибольшую пользу, если вы сможете обеспечить богатую почву некоторым количеством компостированного органического вещества, если это необходимо, которое будет удерживать некоторое количество влаги в засушливые периоды, а также поможет вам достичь умеренно кислого pH 6,5-7,0, который они предпочитают. Тем не менее, большинство садовых почв удовлетворительны «как есть» для хорошей производительности сибирских сортов.

Удобрение

Это зависит от типа вашей почвы и ее естественного плодородия. Растения лучше реагируют на ранневесеннее внесение удобрений с более высоким содержанием азота с последующей дополнительной подкормкой сбалансированным удобрением сразу в конце сезона цветения.В это время у них созревают новые побеги и корневища.

Солнце и влага для сибирских ирисов

Сибирские ирисы — очень адаптируемые и выносливые растения. Они любят много влаги весной и могут пережить засушливые периоды в конце летних месяцев, но будут более здоровыми растениями и быстрее превратятся в скопления экземпляров, если будут оставаться влажными все лето. Попробуйте посадить их с другими многолетниками, которые вы обычно поливаете в засушливые периоды в июле и августе. Они любят полное солнце (особенно в северных районах), но будут расти и в легкой тени.

Мульча

Мульча из органического вещества принесет пользу растениям летом, сохраняя почвенную влагу и сохраняя почву более прохладной. Мульча также очень полезна для подавления большинства сорняков. Сибиряки очень выносливы, но мульча, нанесенная после того, как земля замерзнет, ​​помогает предотвратить пучение и оттаивание, которые являются причиной потери многих многолетников зимой.

Вредители

Сибирские ирисы более устойчивы к болезням, чем большинство других садовых ирисов.Однако они не застрахованы от ирисового бурачка. Если это вредитель в вашем районе, для борьбы с ним необходимо распыление системного инсектицида. Весной рекомендуется два применения Cygon 2E. Первый, после первых нескольких дней 20-градусной погоды, когда вентиляторы имеют высоту от трех до четырех дюймов, и второй спрей, когда вентиляторы имеют высоту от шести до восьми дюймов.

Пересадка и деление сибирских ирисов

Мнения по этому поводу расходятся, и ваш местный климат и методы садоводства будут влиять на ваше предпочтительное время для пересадки, а также на другие культурные предложения, сделанные здесь.Рекомендуемое время для выкапывания и деления старых кустов — сразу после цветения.

В это время рост новых корней все еще активен. Тем не менее, содержание рассады во влажном состоянии в течение следующих 6-8 недель является наиболее важным для успешного укоренения, а жаркая сухая погода может снизить выживаемость. Таким образом, этот подход может работать лучше всего в более прохладных и влажных частях страны. Если полив не всегда возможен в это время, вы можете предпочесть пересадку в начале сентября, когда осенние дожди несколько более предсказуемы, а солнечные лучи менее интенсивны.

Другие обнаружили, что ранняя весенняя пересадка также может быть эффективной. Поздняя весенняя пересадка при правильном уходе даст более сильные растения на следующий год. Для пересадки рекомендуется от двух до четырех веерных делений, и корни должны быть влажными, пока растения находятся вне земли.

Посадите корневища на один дюйм глубиной (немного глубже в песчаных почвах). Сибирские куртины могут расти без помех в течение нескольких лет, при этом необходимо деление, когда либо куртины становятся скученными, либо когда снижается сила роста и цветение становится меньше.

Сибирские ирисы обычно цветут в конце сезона высоких бородатых, высотой 24-34 дюйма, с листвой, которая продолжает расти после цветения до 36-40 дюймов в высоту.

Доступны некоторые сорта, цветущие около 10-12 дюймов высотой с аккуратными пучками листьев около 14-16 дюймов высотой к лету. Гибридизаторы произвели палитру цветов от пурпурного и синего до белого, розового лавандового и кремово-желтого.

Битоны и особые цветовые узоры резкого контраста предлагают большое разнообразие при выборе сибирских ирисов для специальных посадок и ландшафтного дизайна.Некоторые сорта имеют серебристо-голубую листву, некоторые — свежую зеленую, что наиболее привлекательно в течение всего лета в многолетних бордюрах.

Цветки ириса обычно идентифицируются по структуре из трех вертикальных «стандартов» и трех нижних сегментов, известных как «водопады». Сибирские ирисы относятся к категории безбородых.

Вы также можете посетить веб-сайт Общества сибирских ирисов (SSI), которое является организованной секцией Американского общества ирисов, созданного для выращивания, получения удовольствия и улучшения сибирских ирисов.

границ | Изменения растительности и растительного разнообразия в голоцене в Северо-Восточной Сибири в лесной зоне по пыльце и осадочной древней ДНК

Введение

Предполагается, что арктические экосистемы очень чувствительны к изменению климата. Таким образом, сдвиги в составе растительности и богатстве растений (или других показателях альфа-разнообразия) за последние несколько десятилетий связывают с потеплением в Арктике (Elmendorf et al., 2012; Pearson et al., 2013; Myers-Smith et al., 2015, 2019).

Растительное богатство тундры обычно ниже, чем в лесных районах, и связано с суровыми климатическими условиями (Чапин, Кёрнер, 1995; Хитун и др., 2016). Следовательно, ожидается, что видовое разнообразие в современных районах тундры увеличится в ходе расширения лесов, связанного с грядущим потеплением. Однако есть предположение, что богатство растений может уменьшиться в ходе потепления из-за сокращения мест обитания арктических видов (Callaghan et al., 2004). Кроме того, в других исследованиях, основанных на наблюдениях, утверждается, что разнообразие видов растений в основном определяется не климатом (Hudson and Henry, 2009), а другими факторами воздействия, такими как почвенные условия (например,g., содержание воды и питание, Nabe-Nielsen et al., 2017), биотические взаимодействия (Mod et al., 2016) или ландшафтное разнообразие (например, многоугольная местность, Krauss et al., 2004; Zibulski et al., 2016). Соответственно, в значительной степени неизвестно, уменьшится или увеличится растительное богатство в тундровых районах под влиянием изменения растительности в будущем.

Это непонимание может быть в некоторой степени связано с медленной реакцией растительности на изменение климата (Herzschuh et al., 2016) и тем, что период наблюдений слишком короток, чтобы дать всестороннее представление об основных причинах изменения растительности (Willis и Биркс, 2006).Чтобы восполнить этот пробел, можно исследовать природные архивы, такие как озерные отложения, для получения долгосрочных данных о богатстве растений и составе растительности в связи с изменением климата (Birks, 2019).

Изменения растительности традиционно реконструируются с использованием данных пыльцы и макроископаемых растений, но у обоих есть свои ограничения (Birks and Birks, 2016; Birks et al., 2016). Несколько исследований пыльцы в высоких северных широтах документируют продвижение линии деревьев от раннего до среднего голоцена (Jones et al., 2011; Naidina and Bauch, 2011; Salonen et al., 2011), хотя исследований в северной Сибири все еще относительно мало (Clayden et al., 1997). Остается открытым вопрос относительно отстающих взаимосвязей между растительностью и климатом (Elmendorf et al., 2012; Herzschuh et al., 2016; Crump et al., 2019; Herzschuh, 2020). Хотя предполагается, что обширный состав растительности можно вывести на основе записей арктической пыльцы, несмотря на систематические ошибки, связанные с разной продуктивностью пыльцы и характеристиками распространения (Klemm et al., 2013; Niemeyer et al., 2015), оценки разнообразия растений сложны из-за низкой таксономическое разрешение в некоторых исследованиях (Найдина, Баух, 2001; Руденко и др., 2014). Помимо более низкого таксономического разрешения, оценки разнообразия растений также могут быть искажены производством пыльцы, способностью к распространению и представленностью (Birks et al., 2016). Хотя макрофоссилии растений могут улучшить таксономическую классификацию и дополнить растительную информацию пыльцевой записи (Birks and Birks, 2000; Andreev et al., 2011; Aarnes et al., 2012; Gałka et al., 2018), их разная продукция, рассеивание и сохранение могут помешать сделать вывод о богатстве растений (Birks, 2014).

Недавно анализ осадочной древней ДНК ( sed аДНК) стал новым палеоэкологическим инструментом (Jørgensen et al., 2012; Pedersen et al., 2013; Willerslev et al., 2014; Epp et al., 2015; Parducci). и др., 2017; Циммерманн и др., 2017; Кларк и др., 2018). Общие праймеры г/ч , которые амплифицируют часть петли trn L P6 генома хлоропластов растений (Taberlet et al., 2007), широко применялись для идентификации сосудистых растений в различных образцах окружающей среды (например,г., Йоргенсен и др., 2012; Циммерманн и др., 2017; Кларк и др., 2019). Основные преимущества аДНК sed по сравнению с классическими методами заключаются в том, что можно идентифицировать больше таксонов до низких таксономических уровней, и она хорошо репрезентативна для исследуемого участка (Alsos et al., 2018). Предыдущее исследование показало, что аДНК sed может идентифицировать почти в два раза больше таксонов в целом и на уровне видов и родов, чем пыльца (Niemeyer et al., 2017), что позволяет проводить полуколичественную оценку флористического видового богатства. на северо-востоке Сибири во время максимума до и после последнего оледенения (Zimmermann et al., 2017). Таким образом, подход sed кДНК может иметь потенциал для отслеживания локальных изменений богатства в ходе изменений состава растительности сам по себе.

Хотя аДНК sed использовалась в дополнение к пыльце или в качестве независимого показателя для изучения прошлых изменений во флористических структурах голоцена (Jørgensen et al., 2012; Paus et al., 2015; Zimmermann et al., 2017; Voldstad et al. al., 2020), сравнения того, как эти два подхода отражают изменения растительности и разнообразия вдоль широтного градиента растительности, все еще немногочисленны, особенно для Сибири (Jørgensen et al., 2012; Циммерманн и др., 2017). В Сибири средняя июльская температура в середине голоцена была теплее, чем сегодня, и ее аномалии возрастали с широтой выше 65° с. и др., 2002; Назарова и др., 2013). Аналогичный широтный тренд холода (с отставанием на юге) отмечен в этом регионе (Андреев и др., 2004; Мюллер и др., 2009). До сих пор неизвестно, имеет ли разнообразие растений аналогичный широтный характер в контексте климатических вариаций.Здесь мы анализируем пыльцу и sed аДНК из трех кернов озерных отложений из района Омолой в северо-восточной Сибири (северная Якутия), которые в настоящее время окружены различными типами растительности от типичной тундры до лиственничного лиственничного леса. Во-первых, наша цель — сравнить аДНК sed с данными по пыльце, чтобы увидеть, отслеживают ли оба метода одну и ту же закономерность в отношении изменений состава и разнообразия в северной лесной зоне России или они дополняют друг друга.Во-вторых, мы реконструируем изменения состава растительности от среднего до позднего голоцена вдоль трансекты север-юг. В-третьих, мы используем данные аДНК sed , чтобы реконструировать вариации видового богатства и связать это с растительностью и изменением климата.

Материалы и методы

Зона исследования

Район исследований (70,96–70,53° с.ш. и 132,57–132,92° в.д., рис. 1А) расположен в северной части Республики Саха (Якутия, северо-восточная Сибирь, Россия), восточнее залива Тикси.Он охватывает 75-километровый трансект к востоку от реки Омолой, простирающийся от типичных участков тундры на севере до редких лиственничных лесов на юге (рис. 1Б). Растительность самого северного участка представляет собой типичную арктическую тундру (участок I, рис. 1B, 14OM12A), характеризующуюся Poaceae и Cyperaceae с некоторыми карликовыми кустарниками, такими как Betula spp. (карликовая береза) и Salix spp. (карликовая ива). Лесотундра (участок II, 14OM02B) характеризуется густой кустарниковой тундрой (рис. 1B), состоящей из Alnus alnobetula (ольховник), Salix spp., Betula spp. и участки Larix cajanderi (лиственница). Самый южный участок (участок III, 14OM20B), редкий лиственничный лес, расположен в безлесной долине, где преобладают Poaceae и некоторые вересковые (например, Ledum palustre, Vaccinium vitis-idaea ), в то время как холмы вокруг участка в пределах озера водосбор покрыт густым лиственничным лесом ( Larix cajanderi ).

Рисунок 1. Физическая среда исследуемой области. (A) Расположение Омолойского района с отмеченными точками местами бурения озер (карта создана в Google Earth). (B) Фотографии репрезентативной растительности, окружающей озера вдоль современного градиента растительности с севера на юг (фотографии Катарины Дулиас, июль 2014 г.).

Ландшафт с перигляциальными формами рельефа и невысоким рельефом содержит множество термокарстовых озер на подстилающей сплошной вечной мерзлоте (Wetterich et al., 2011). Средние глубины активного слоя составляют 35,10 см (площадка I), 35,05 см (площадка II) и 35,00 см (площадка III), измеренные по 400-метровым площадкам 2 (полевые измерения в июле 2014 г.).Средняя температура июля на метеостанции Тикси (71,58° с.ш., 128,92° в.д., 8 м над ур. м., около 170 км к западу от площадки II) составляет 8°C на основании сводок погоды за 1980–2016 гг. (обобщенный приземный ежечасный отчет NOAA). Зимой исследуемая территория находится под влиянием постоянной системы высокого давления и покрыта тонким слоем снега. Самый холодный месяц февраль со средней температурой -31°C. Годовое количество осадков составляет 189,1 мм, в основном они выпадают в летние месяцы (июнь-август).

Керны озерных отложений и отбор проб

Три керна озерных отложений, 14OM12A (длина 33 см), 14OM02B (49.5 см) и 14OM20B (длина 86 см) были извлечены из трех участков с помощью гравитационного бура UWITEC (внутренний диаметр 6 см), оснащенного молотковым инструментом, в июле 2014 года. холодильная камера в Институте полярных и морских исследований им. Альфреда Вегенера (AWI). Вскоре после этого был проведен отбор проб керна при 10°C в чистых условиях в климатической камере Немецкого исследовательского центра геонаук GFZ. Подробные процедуры подвыборки описаны в Zimmermann et al.(2017). Всего было отобрано 54 пробы (по 18 проб на керн) для анализа древней ДНК и пыльцевого анализа.

Знакомства

Из трех кернов было отобрано 16 объемных образцов органического углерода из-за отсутствия остатков макроископаемых и радиоуглеродного датирования с использованием ускорительной масс-спектрометрии (AMS) в Познанской радиоуглеродной лаборатории Университета Адама Мицкевича, Польша. Кроме того, 30 лиофилизированных образцов на керн с интервалами 0,25 или 0,5 см между 0 и 15 см были проанализированы на 210 Pb/ 137 Cs в лаборатории радиоактивности окружающей среды Ливерпульского университета.Модель глубины возраста была построена с использованием Bacon (Blaauw and Christen, 2011), и все возрасты были откалиброваны до календарных лет до настоящего времени (BP = до 1950 г. н.э.) с помощью калибровочной кривой IntCal13 (Reimer et al., 2013).

Анализ пыльцы

Для каждого керна озерных отложений образцы пыльцы, в основном с интервалом 1,5 см, были подготовлены с использованием стандартной процедуры ацетолиза (Faegri et al., 1989), включая HCl (10%), KOH (10%)/NaOH (10% ), горячим HF (42%), и уксусным ангидридом с H 2 SO 4 в течение 2 мин.Для оценки концентрации пыльцы в каждый образец пыльцы перед началом химической обработки добавляли споровую таблетку Lycopodium (партия № 1031; n = 20 848 ± 1460). Концентрат пыльцы запечатывали глицериновым гелем и исследовали при увеличении х400 с помощью микроскопа Zeiss Axioskop 40. Идентификация пыльцы проводится согласно Савельевой и соавт. (2013) и современные эталонные коллекции пыльцы от AWI, а также Moore et al. (1991) и Беуг (2004). Сумма наземных пыльцевых зерен в каждой пробе более 500.Три необработанных набора данных пыльцы показаны в дополнительных данных 1.

Экстракция и амплификация ДНК

Sed аДНК экстрагировали примерно из 2–4 г осадка с использованием набора для выделения почвенной ДНК PowerMax ® (MoBio Laboratories, Inc., США) в специализированной палеогенетической лаборатории в AWI. Всего было экстрагировано 54 образца шестью партиями путем добавления 15 мл раствора шариков, 1,2 мл буфера C1, 400 мкл 2 мг/л протеиназы К (VWR International) и 100 мкл 5 М дитиотреитола в пробирку для шариков для каждого образца.Образцы инкубировали при 56°С на качалке в течение ночи. Все последующие этапы экстракции набора следовали инструкциям производителя. Каждую партию экстракции мы обрабатывали в разные дни. Одна партия экстракции всегда содержала девять образцов и одну холостую экстракцию, что помогало выявить любое потенциальное загрязнение в процессе экстракции. Две ПЦР (полимеразные цепные реакции) проводили для каждой партии экстрагирования с использованием универсального растительного праймера g-h , нацеленного на область петли P6 интрона trn L (UAA) хлоропласта (Taberlet et al., 2007) для амплификации коротких фрагментов ДНК (10–146 п.н.) с идентичными комбинациями меток. Массивно параллельное секвенирование может быть выполнено, поскольку 5′-конец праймеров имеет уникальную фланкирующую последовательность из 8 п.н. (Binladen et al., 2007). Маркировка NNN, прикрепленная к праймерам, улучшила обнаружение кластеров на платформе секвенирования (De Barba et al., 2014). ПЦР-смесь общим объемом 25 мкл содержала 3 мкл ДНК, 1,25 ЕД Platinum ® Taq High Fidelity DNA Polymerase (Invitrogen, США), 0.2 мМ каждого праймера, 10 x буфер HiFi, 2 мМ MgSO 4 , 0,25 мМ смешанных dNTP (состоящих из dATP, dCTP, dGTP и dTTP) и 0,8 мг бычьего сывороточного альбумина (VWR, Германия). Для проверки потенциального загрязнения в каждую партию ПЦР включали отрицательный контроль ПЦР (без матричного контроля, NTC). Затем смеси для ПЦР транспортировались в пост-ПЦР-лабораторию, которая физически отделена от палеогенетической лаборатории. ПЦР проводили в термоциклере TProfessional Basic (Biometra, Германия) при 94°С в течение 5 мин, затем 50 циклов по 30 с при 94°С, 30 с при 50°С, 30 с при 68°С и 10 мин. при 72°С.Только те продукты ПЦР, которые показали ожидаемые генные полосы по крайней мере в двух повторах, были отобраны для очистки ПЦР и впоследствии объединены в эквимолярных концентрациях, чтобы избежать систематической ошибки концентрации ДНК. Ожидаемые генные полосы удовлетворяли двум критериям: (1) самая яркая генная полоса для каждого образца озерных отложений должна находиться в диапазоне 100–200 п.н.; (2) полосы генов связанного контроля изоляции ДНК и NTC должны быть короче, чем у образцов озерных отложений. Полосы генов отображали в 2% агарозном геле.Объединенные продукты ПЦР секвенировали на платформе Illumina HiSeq (2 × 125 п.н., парные чтения) в службе секвенирования Fasteris SA, Швейцария.

Фильтрация секвенирования и таксономическое назначение

Для выравнивания, назначения и фильтрации последовательностей Illumina мы использовали OBITools (Boyer et al., 2016). Основными процедурами фильтрации были: (1) выравнивание последовательностей парных концов с использованием « illuminapairedend » под контролем качества (минимальная оценка = 40), (2) назначение последовательности соответствующему образцу с использованием « ngsfilter », (3) группировка и подсчитайте идентичные последовательности, используя « obiuniq », (4) удалите короткие последовательности (длина < 10) и дефицитные последовательности (количество < 10), используя « obigrep », (5) удалите ошибки ПЦР/секвенирования, используя « obiclean». ‘ с настройкой «-r 0.05 и -H», и (6) таксономическое отнесение с « экотегом » на основе базы данных нуклеотидных последовательностей EMBL (версия 133, Kanz et al., 2005) и базы данных нуклеотидных последовательностей арктических и бореальных сосудистых растений и мохообразных (Sønstebø et al., 2010; Willerslev et al., 2014; Soininen et al., 2015). Следует отметить, что количество последовательностей для каждого образца озерных отложений представляет собой сумму двух повторов ПЦР, поскольку они были амплифицированы с одной и той же комбинацией тегов (но в разных партиях ПЦР).Для дальнейшего уменьшения шума последовательности, встречающиеся <10 раз в каждой пробе отложений озера, не учитывались (Zimmermann et al., 2017). Для нашей цели мы собрали только последовательности, соответствующие наземным семенным растениям (Spermatophyta) с наилучшим значением идентичности 1 (100% совпадение с этими последовательностями в таксономической справочной базе данных). Кроме того, те последовательности, которые не были связаны с растениями из водосбора на основе нашего исследования растительности и арктического региона, были отброшены, чтобы избежать рассеянного загрязнения.Окончательное научное название было выбрано на основе двух критериев: (1) научное название с наилучшим значением идентичности, равным 1, если последовательность не на 100% присвоена обеим таксономическим справочным базам данных; (2) научное название с более низким таксономическим уровнем, если последовательность на 100% относится к обеим таксономическим справочным базам данных. Три набора данных аДНК sed для статистического анализа обобщены в дополнительных данных 2.

Статистический анализ

Наименьшее количество прочтений среди всех образцов из 14OM12A — 20 241; от 14OM02B — 9433; а от 14ОМ20Б — 3719.Сначала мы передискретизировали sed прочтений аДНК до базового количества 10000 с 100 повторами. Во время расчета серийный номер типа последовательности (st.1, st.2 и т.д.) был присоединен к соответствующему необработанному названию таксона, если исходное название таксона имеет несколько типов последовательностей. Например, Ranunculus .st1 и Ranunculus .st2 представляют два типа последовательностей Ranunculus . Мы рассчитали относительное количество прочтений на основе разреженных данных sed аДНК.Видовое богатство и разнообразие рассчитывали с помощью пакета iNEXT (Hsieh et al., 2016). Аналогичный подход был применен к данным о пыльце с базовым количеством 500. Соответственно, видовое разнообразие относится к разнообразию последовательностей и разнообразию таксонов для данных sed аДНК и данных пыльцы, соответственно. Видовое разнообразие представлено формой чисел Хилла: q0 (разреженное видовое богатство), q1 (экспоненциальная форма энтропии Шеннона) и q2 (обратное значение концентрации Симпсона).

Только те таксоны, которые встречались в количестве не менее 0,5% в пяти пробах, использовались для анализа главных компонентов (PCA) и показаны в стратиграфических профилях. Таким образом, мы обсуждаем композиционную растительность на основе этих общих таксонов. Относительные пропорции данных о пыльце были преобразованы по принципу квадратного корня, а относительные доли данных sed аДНК были преобразованы по методу двойного квадратного корня перед расчетами PCA в соответствии с предложением Zimmermann et al. (2017). PCA были выполнены на основе матрицы дисперсии-ковариации.Зонирование пыльцы и sed аДНК было основано на стратиграфически ограниченном кластерном анализе (CONISS; Grimm, 1987). Таксономия пыльцы и данные аДНК sed были согласованы до PCA. Для оценки различий между пыльцой и sed аДНК был применен анализ прокрустов на основе оценок местонахождения и вида первых двух осей PCA двух наборов данных с использованием « procrustes() » и « протест() » (Оксанен и др., 2019). Коэффициент корреляции Спирмена был рассчитан с использованием ‘ cor.test() ’ (R Core Team, 2019) с поправкой Бонферрони, чтобы связать разреженное богатство с первыми осями PCA пыльцы и относительной численностью sed аДНК.

Результаты

Хронология

210 Pb/ 137 Cs датирование и радиоуглеродные даты трех кернов показаны в таблицах 1, 2. Три керна показали относительно равномерную и медленную скорость накопления, особенно керн 14OM20B. Таким образом, мы предположили, что скорость аккумуляции стабильна в верхней части осадочного керна.Для каждого керна мы рассчитали возраст для образца 2,25 см на основе параллельного датирования по 210 Pb/ 137 Cs и 14 C AMS. Разница в двух возрастах позволила оценить эффект «старого углерода»: 475 лет (14OM12A), 1573 года (14OM02B) и 3365 лет (14OM20B). Для керна 14OM20B четыре даты, вероятно, были не в последовательности, что могло быть связано с изменением «эффекта старого углерода»: поэтому они были исключены. Все модели глубины возраста были установлены после вычитания эффекта «старого углерода» (рис. 2) с использованием « Bacon () » (Blaauw and Christen, 2011).

Таблица 1. 210 Pb/ 137 Cs результаты датирования колонок Омолой 14OM12A, 14OM02B и 14OM20B, север Сибири.

Табл. 2. Радиоуглеродные даты АМС из колонок Омолоя 14ОМ12А (типичная тундра), 14ОМ02Б (лесотундра) и 14ОМ20Б (лиственничный редкий лес), север Сибири.

Рис. 2. Возрастно-глубинные модели (А) колонка 14ОМ12А из типичной тундры, (Б) колонка 14ОМ02Б из лесотундры и (В) колонка 14ОМ20Б из ​​лиственничного редколесья в Омолойском районе Арктики район северной Сибири.

Seda Наборы ДНК и пыльцы
Ядро 14ОМ12А, Типичная Тундра

В общей сложности 784 452 прочтения последовательностей наземных семян растений были отнесены к 120 наземным таксонам, из которых 42 были идентифицированы на уровне видов. Одна последовательность, на 100% относящаяся к Musaceae с 61 отсчетом, была исключена. Двадцать пять таксонов соответствовали нашим критериям отбора и были показаны в комплексах sed аДНК, сгруппированных в три зоны (рис. 3, красные столбцы). Доминирующий состав растительности показал явную трансформацию кустарниково-степного (Salicaceae, Rhododendron , Rosoidaeae, Betula ) на уровне 5.7–5,2 тыс. л.н. в степь ( Ranunculus sceleratus. st1, Ranunculus. st2, Tephroseris, Saxifraga ) на 5,2–1,6 тыс. л.н. , Salix ) 1,6–0 тыс. лет назад. Разреженное видовое богатство (в диапазоне 21–66 таксонов) и индексы разнообразия (q1 и q2) были высокими до 4,4 тыс. лет назад, после чего происходило постепенное снижение богатства и разнообразия до 0,2 тыс. лет назад (рис. 4А).

Рис. 3. Процентное соотношение выбранных таксонов/последовательностей за последние 5,7 тыс. лет из современной типичной тундры (14OM12A) в районе Омолой, использованное в нашем статистическом анализе, показано в виде красных столбцов относительной численности прочитанного sed аДНК и синих столбцов процент пыльцы. Семейства, обнаруженные с помощью анализа sed аДНК и анализа пыльцы, отмечены черными линиями. Зоны CONISS для каждого прокси показаны справа.

Рисунок 4. Временные изменения видового разнообразия на основе данных о численности seda ДНК (A) и пыльцы (B) .Числа Хилла указывают на видовое богатство (q0), экспоненту энтропии Шеннона (q1) и обратную величину концентрации Симпсона (q2). Наблюдаемое разнообразие, асимптотические оценки и 95% доверительные интервалы отмечены сплошными линиями, пунктирными линиями и заштрихованными областями соответственно. Наблюдаемые и асимптотические оценки перекрывают друг друга для q1 и q2.

Всего в этом керне было идентифицировано 52 типа пыльцы, 14 из которых соответствовали критериям фильтрации для статистического анализа и были показаны на диаграмме процентного содержания пыльцы (рис. 3, синие столбцы).В пыльцевых комплексах преобладали Betula , Alnus alnobetula ssp. fruticosa , Cyperaceae и Poaceae. Наблюдалось постепенное снижение концентрации пыльцы и процентного содержания карликовой березы ( Betula nana ) и Poaceae начиная с 2,0 тыс. лет назад, что сопровождалось очевидным увеличением относительного обилия ольхи кустарниковой ( Alnus alnobetula ssp. fruticosa ) и Циперовые. Разреженное видовое богатство находилось в диапазоне от 18 до 32 таксонов, показывая несколько более высокое значение — 5.0 тыс. лет назад и более низкие значения в другие периоды, а видовое разнообразие было сходным (рис. 4Б). Расчетное видовое богатство имело большие неопределенности с более высокими значениями между 5 и 4 тыс. лет назад (рис. 4B).

Ядро 14ОМ02Б, Лесотундра

В общей сложности 841 136 прочтений последовательностей семенных растений наземных растений были отнесены к 90 таксонам, из которых 34 относились к видовому уровню. Все последовательности с лучшим значением идентичности 1 были сохранены. После фильтрации осталось 19 таксонов, которые были показаны в сборке sed аДНК (рис. 5, красные столбцы).Во флористическом составе преобладали кустарнички ивы (Salicaceae) и лапчатка болотная ( Comarum palustre ) с 7,6 до 6,6 тыс. лет назад, за ними следовали ивы и влагоадаптированные таксоны ( Koenigia islandica, Caltha ) до 3,6 тыс. лет назад. В позднем голоцене различные кустарники ( Betula , Vaccinium vitis-idaea, Rhododendron ) и влаголюбивые травы ( Carex aquatilis, Eriophorum. st2) были обычным явлением и имели высокий процент. Кроме того, Larix в основном был ниже 1%, за исключением двух образцов, где он достигал 5.7% в возрасте 1,8 тыс. лет и 1,9% в возрасте 1,5 тыс. лет. Богатство разреженных таксонов колебалось от 18 до 36 по керну и имело высокое значение до 4,4 тыс. лет назад с последующим снижением, в отличие от небольшого увеличения индексов разнообразия (рис. 4А).

Рисунок 5. Процентное соотношение выбранных таксонов/последовательностей за последние 7,6 тыс. лет из участка лесотундры (14OM02B) в Омолойском районе, использованных в нашем статистическом анализе, показано в виде красных гистограмм относительного количества прочтений ДНК seda и синие гистограммы процентного содержания пыльцы.Семейства, обнаруженные с помощью анализа sedaDNA и пыльцы, отмечены черными линиями. Зоны CONISS для каждого прокси показаны справа.

Палинологический анализ выявил 55 таксонов в этой колонке, 14 из которых были показаны на стратиграфическом профиле, охватывающем последние 7,6 тыс. лет (рис. 5, синие столбцы). Доминирование Betula nana , Alnus alnobetula ssp. fruticosa , Poaceae и Cyperaceae были типичны для голоцена. Pinus подрод Strobus- тип также появился в сообществе пыльцы и показал уменьшение с 7.6 до 5,0 тыс. лет назад и увеличение от 2 до 0 тыс. лет назад. Alnus alnobetula подвид. Относительная численность fruticosa уменьшилась через 6,2 тыс. Лет назад. Богатство редких видов (в диапазоне 20–31 таксонов) не показало четкой тенденции, как и асимптотическая оценка богатства, которая содержит более высокие неопределенности (рис. 4B). Показатели разреженного и расчетного видового разнообразия почти не изменились во времени.

Core 14OM20B, Лиственничный редколесье

После фильтрации последовательностей 813 364 прочтения последовательностей были отнесены к 117 таксонам, из которых 45 таксонов были классифицированы на уровне видов.Были исключены шесть последовательностей, состоящих из 1516 отсчетов, которые на 100% относились к Musaceae (2 последовательности), Persea , Pisum , Phaseolus и кладе BOP. Процентное содержание 21 таксона достигло порога статистического анализа (рис. 6, красные столбцы). Larix был обнаружен практически во всех образцах и в наибольшей доле (до 8%) из трех ядер. Во всем наборе данных преобладали последовательности Salicaceae (в среднем 31,6%), за которыми следовали Caltha (в среднем 7,6%).8%), Rhododendron (в среднем 7,2%) и Betula (в среднем 7,0%). В частности, в таксономическом составе с 4,8 до 3,5 тыс. 20Б) до 1,2 тыс. лет назад. Водяная осока ( Carex aquatilis ) и прибрежная трава ( Comarum palustre ) также были обычными таксонами, с более высоким процентом с 1.2 ка. Разреженное видовое богатство колебалось между 22 и 55 таксонами, и ни один из таксонов не демонстрировал особого преобладания, о чем свидетельствуют незаметные изменения индексов разнообразия (рис. 4А).

Рисунок 6. Процент выбранных таксонов/последовательностей за последние 4,8 тыс. лет из лиственничного редколесья (14OM20B) в Омолойском районе, использованных в нашем статистическом анализе, показан в виде красных столбцов графиков относительного количества прочтений ДНК seda и синие гистограммы процентного содержания пыльцы.Семейства, обнаруженные с помощью анализа sedaDNA и пыльцы, отмечены черными линиями. Зоны CONISS для каждого прокси показаны справа.

Всего по пыльцевому анализу в этом керне выявлено 59 таксонов, из которых 13 пригодны для анализа. На диаграмме процентного содержания пыльцы доминировал Alnus alnobetula ssp. fruticosa , Betula nana и Poaceae, с большей долей Larix , чем в других ядрах (рис. 6, синие столбцы).Однако Larix не показал четкой тенденции по ядру, как и Pinus подрода Strobus -типа. От 4,8 до 3,5 тыс. лет назад происходило постепенное увеличение доли Alnus alnobetula ssp. fruticosa , достигнув максимального значения 23,4%, после чего последовало неуклонное снижение. Разреженное видовое богатство показало волнообразную картину в диапазоне 19–23 таксонов, что было похоже на расчетное богатство, имеющее чрезвычайно высокие верхние пределы (рис. 4B).

Градиентный анализ и корреляционный анализ

графика PCA таксонов из колонок Омолоя отражали характеристики разрезов растительности и суммировали сдвиги растительности (рис. 7A,B). Первые две оси PCA sed аДНК в совокупности объясняют 51,7% общей дисперсии и не только отличают типичную тундру от лесотундры и лиственничного редколесья, но и отличают эти два последних типа растительности друг от друга. Такой широтный градиент растительности просто указывал на широтный климатический градиент.Первая и вторая оси PCA пыльцы объясняют 52,0 и 9,2% общей дисперсии соответственно и показывают меняющееся преобладание типов пыльцы. Ось 1 ППШ отделяла таксоны типичного тундрового участка (колонка 14OM12A) от участков лесотундры (колонка 14OM02B) и лиственничного редколесья (колонка 14OM20B). Однако эти два последних сайта не отличались друг от друга.

Рисунок 7. Биграфы двух анализов основных компонентов данных sed аДНК (A) и данных о пыльце (B) , указывающих на то, что прошлые изменения в растительности вдоль широтных градиентов можно различить с помощью sed аДНК но не по пыльцевому анализу.Проценты представляют общую дисперсию соответствующих данных.

Результаты анализа вращения Прокруста и связанного с ним ПРОТЕСТА (Таблица 3) показали значительное соответствие в пыльце и sed оценок образца аДНК ( p -значения <0,05 для всех трех ядер, при этом типичная тундра показала наилучшее соответствие ( p <0,001).В остатках не было очевидных тенденций (дополнительная фигура 1).Напротив, мы не обнаружили существенного соответствия между показателями пыльцы и sed видов аДНК (таблица 3).Остатки Ranunculaceae и Comarum palustre были особенно высокими во всех трех кернах (дополнительный рисунок 1).

Таблица 3. Результаты анализов Procrustes и PROTEST, указывающие на незначительное сходство таксонов, но значительное сходство образцов между данными sed аДНК и данными пыльцы.

Кроме того, мы обнаружили статистически значимую, но слабую положительную корреляцию между разнообразием видов растений и осью PCA 1 sed аДНК ( rho = 0.3444, р < 0,05; Таблица 4) и отрицательная корреляция между видовым богатством растений и осью 2 PCA sed аДНК ( rho = -0,4205, p <0,05; таблица 4).

Таблица 4. Статистика корреляции между видовым богатством растений и первыми двумя осями совместного анализа главных компонент.

Обсуждение

Вклад пыльцы и

seda ДНК в реконструкцию растительности и богатство таксонов

В этом исследовании сравниваются данные аДНК sed с данными о пыльце, извлеченными из трех арктических озер, собранными вдоль трансекты растительности.Подход sed кДНК дал почти в два раза больше таксонов, чем было зарегистрировано пыльцой в каждом ядре, и классифицировал больше таксонов на более низких таксономических уровнях (таблица 5), особенно таксоны трав, которые часто можно идентифицировать только на уровне семейства с помощью пыльцы (Birks и Birks). , 2016). Следовательно, наше исследование подтверждает более ранние выводы о том, что для оценки разнообразия видов растений прошлого sed аДНК превосходят классический анализ пыльцы (Zimmermann et al., 2017; Clarke et al., 2019). Кривые разрежения (q0) показывают насыщение выборки для sed аДНК, но ненасыщенную выборку для пыльцы (рис. 8).Это является дополнительным свидетельством недостаточности пыльцы для захвата разнообразия по сравнению с sed аДНК. Оценки видового разнообразия более точны при использовании подхода sed aDNA, чем при анализе пыльцы, о чем свидетельствует более низкая неопределенность данных sed aDNA (рис. 8 и дополнительная рис. 2). Более того, производители пыльцы с высоким содержанием пыльцы, вероятно, затеняют сигналы богатства растений на основе пыльцы (Мельцов и др., 2011), а также сигнал о составе растительности (Клерк и др., 2009). Например, Betula , известный своим высоким продуцентом пыльцы, доминирует в пыльцевых сообществах района Омолой даже в северной типичной тундре (рис. 3, синие столбцы), где его доля достигает 32%. Напротив, аДНК Betula sed преобладает на типичном участке тундры до 4,4 тыс. Лет назад (5,2–10,8%), но затем снижается, становясь особенно низким в последнем тысячелетии (0,1–0,8%, рис. 3, красные столбцы). Таким образом, мы заключаем, что история разнообразия видов растений в высоких широтах лучше реконструируется с использованием подхода sed аДНК в локальном масштабе.

Таблица 5. Резюме таксономического разрешения sed подходов к ДНК и пыльце.

Рис. 8. Кривые разрежения/экстраполяции на основе размера выборки , показывающие оценку видового богатства и 95% доверительные интервалы на основе подхода sed аДНК и анализа пыльцы. Интерполированные возрасты показаны сплошными линиями, а экстраполированные — пунктирными линиями. Фигуры указывают экстраполированный возраст.

Larix , важный вид деревьев в северной Сибири, имеет ограниченную продуктивность пыльцы и способность к распространению, что приводит к ее сильному недопредставлению в спектрах пыльцы (Pelánková et al., 2008). Таким образом, его низкий процент в пыльцевых записях не обязательно отражает редкие случаи, но может указывать на наличие лиственничных лесов (Clayden et al., 1997; Niemeyer et al., 2015). Как пыльца, так и данные аДНК sed показывают, что Larix встречается во всей сердцевине лесотундры (14OM02B) и сердцевине открытого лиственничного леса (14OM20B), что указывает на то, что лиственницы присутствуют по крайней мере с 7.6 ка. Более того, Larix sed аДНК и пыльцевые зерна исчезли из типичного ядра тундры (14OM12A) через 5,4 и 4,1 тыс. Лет назад (дополнительные данные 1 и данные 2) соответственно. Эти результаты подтверждают выводы северных сибирских находок о том, что инвазия Larix в типичные тундры началась в раннем голоцене, примерно между 9 и 8 тыс. лет назад, и продвинулась на юг до современных пределов к 4–3 тыс. лет назад (MacDonald et al., 2008). . Мы видим увеличение процентного содержания пыльцы Larix в последнем тысячелетии в керне лесотундры (14OM02B, рис. 5), но не видим никакого сопоставимого сигнала в записях sed аДНК.Мы предполагаем, что увеличение количества пыльцы Larix не отражает расширение лиственничных лесов за последние 1000 лет, а вместо этого отражает сокращение общего растительного покрова, что способствует перемещению на север и/или увеличению пропорционального веса пыльцы Larix . зерна. Современные исследования пыльцы и растительности отмечают, что низкие уровни пыльцы Larix можно обнаружить в отложениях типичных тундровых озер, даже несмотря на то, что леса Larix не растут вблизи озер (Pisaric et al., 2001). Это согласуется с отсутствием ДНК Larix в нашей типичной сердцевине тундры (14OM12A), но частым появлением пыльцы Larix . В целом, мы считаем, что Larix в водосборе озера можно более точно отследить по sed аДНК, чем по пыльце.

Мы отмечаем, что наши данные по пыльце имеют постоянно высокий процент Betula nana , Alnus alnobetula ssp. fruticosa , Cyperaceae и Poaceae, в отличие от их различной относительной численности в записях sed аДНК, подтверждая, что основным источником sed аДНК является не пыльца, а другие растительные компоненты (Jørgensen et al., 2012; Педерсен и др., 2013). Эти различия четко отражены в анализе Procrustes, который не обнаруживает значительной корреляции между оценками видов по данным пыльцы и данными sed aDNA (таблица 3 и дополнительный рисунок 1). На сегодняшний день большинство исследований sed аДНК предполагают, что источник последовательностей ДНК является более локальным или экстралокальным, в то время как сигналы пыльцы имеют более высокий региональный компонент (Pedersen et al., 2013; Parducci et al., 2014; Alsos et al. , 2016, 2018; Sjögren et al., 2017).Об этом локальном представительстве также можно судить по высокой доле гидрофильных таксонов (например, Salicaceae, Comarum palustre , Ericaceae; de ​​Klerk et al., 2017; Raschke and Savelieva, 2017) во всех sed записей аДНК. По этим причинам мы полагаем, что ольха кустарничковая ( Alnus fruticosa ), высокопыльцующий и переносимый ветром таксон, не произрастала в окрестностях северного Омолоя (типичная тундра, участки лесотундры) с 7,6 тыс. отсутствие ДНК Alnus fruticosa в ядрах обоих участков.Соответственно пыльцевые зерна Alnus alnobetula ssp. fruticosa , вероятно, происходят из южного региона и отражают региональный компонент пыльцы (Sjögren et al., 2017). Следовательно, из таких записей пыльцы не следует делать вывод о мелкомасштабной экспансии кустарника, хотя это можно сделать из записи ДНК seda .

Мы обнаружили, что наши записи аДНК sed более чувствительны к изменениям состава растительности на конкретном участке, чем записи пыльцы (рис. 3, 5, 6).Например, для типичной тундры характерна высокая доля водной осоки с примесью кустарничков, а для леса характерна более высокая доля прямостоячих кустарников: Alnus alnobetula выше на участке лесотундра (14OM02B) и лиственничном редколесье. (14OM20B), чем типичный тундровый участок (14OM12A). Таким образом, подход sed аДНК может быть лучше, когда речь идет о реконструкции широтных сдвигов растительности в арктических регионах, хотя сигнал, вероятно, будет скорее локальным.Записи о пыльце по-прежнему полезны при реконструкции региональных изменений растительности.

Изменчивость голоценового состава растительности Омолойского района Северо-Восточной Сибири

В целом предполагаемые изменения растительности указывают на раскрытие ландшафта в период с середины до позднего голоцена на всех исследуемых участках, вероятно, в ответ на похолодание климата (Величко и др., 1997), и согласуются со многими другими недавними данными об Арктике (Salonen et al. al., 2011; Gajewski, 2015; Clarke et al., 2019; Sjögren and Damm, 2019). Состав растительности в пределах водосбора каждого озера следует своей собственной траектории, о чем свидетельствуют неперекрывающиеся кластеры из sed результатов выборки PCA аДНК (рис. 7A). Напротив, региональные сигналы изменения растительности сходны для участков лесотундры и открытых лиственничных лесов, что видно по сильному перекрытию их оценок выборки PCA пыльцы (рис. 7B). История растительности типичного участка тундры своеобразна как локально, так и регионально.

Диаграмма аДНК sed для типичного участка тундры (14OM12A) показывает, что кустарниковое сообщество ( Betula , Rhododendron , Vaccinium vitis-idaea , Salicaceae) сместилось в тундрово-степное сообщество () ., Saxifraga, Tephroseris ) примерно в 5,2 тыс. лет назад (рис. 3, красные столбцы), в то время как запись пыльцы показывает постоянную тундрово-кустарниковую ( Betula nana , Poaceae, Cyperaceae) до 2,2 тыс. лет назад (рис. 3, синие столбцы). На расширение влажно-осоковых тундр за последние ~2000 лет указывают как sed аДНК, так и пыльца. Увлажнение почвы, связанное с таянием вечной мерзлоты, обрушением высокоцентрированных полигонов ледяных жил и связанным с этим расширением низкоцентровой полигональной тундры, является обычным явлением в районах равнинной тундры (Ellis and Rochefort, 2006; Woo and Young, 2006; Zibulski et al. ., 2016). Мы предполагаем, что низкоцентровые полигоны расширились в окрестностях озера, на что указывает Comarum palustre , который обычно населяет понижения в полигональных болотах (de Klerk et al., 2011).

На участке лесотундра (14OM02B) в растительности преобладали кустарники от 7,6 до 5,0 тыс. лет назад, на что указывает высокая доля пыльцы ольхи и кустарничков. На этом этапе растительность в пределах водосбора озера в основном состояла из лапчатки болотной ( Comarum palustre ) и кустарничков (Salicaceae) из 7.от 6 до 6,6 тыс. лет назад и кустарники Salicaceae с небольшой долей трав до 5,0 тыс. лет назад. Кустарник ольхи, на что указывает ее низкий процент sed аДНК, был редкостью в водосборе озера. В Арктике почвы, богатые азотом, обычны в районе с преобладанием Alnus-, тогда как почва с ограниченным содержанием азота благоприятна для Salix spp. рост (Бинкли и др., 1994). Из-за высокого обилия Salicaceae sed аДНК мы предполагаем, что почвы были бедны азотом, что объясняет дефицит Alnus в водосборе, а не отражение плохих климатических условий. Alnus начал сокращаться около 5 тыс. лет назад и показывает заметное снижение по сравнению с 2 тыс. лет назад, когда растительность на водосборе сместилась от кустарников с преобладанием Salicaceae к современным смешанным лиственничным лесам и кустарничкам с некоторыми травами (рис. 5). На этом типичном тундровом участке в позднем голоцене мы обнаружили несколько влажных осок, что может быть связано с постепенным оттаиванием вечной мерзлоты и одновременным распространением кустарников, отмеченным повышенным относительным обилием Betula (Blok et al., 2010).

На участке открытого лиственничного леса (14OM20B) за последние 4,8 тыс. середине голоцена. Это согласуется с другими находками пыльцы и макрофоссилий, которые указывают на то, что леса отступили до своих современных пределов около 4,5–3,5 тыс. лет назад на большей части территории России (Кременецкий и др., 1998; Payette et al., 2002).Кустарник ольхи хорошо прижился в течение 4,8–3,5 тыс. лет, но впоследствии стал малочисленным (рис. 6), особенно в водосборе озера после 1,2 тыс. лет (рис. 6, красные столбцы). Уменьшение содержания пыльцы Alnus и пропорций аДНК sed хорошо согласуется с другими записями из северной Сибири (Andreev et al., 2004; Salonen et al., 2011), что свидетельствует о заметном ухудшении среды обитания прямостоячих кустарников в позднем голоцене. . По нашим полевым наблюдениям, ольшаник произрастает на участках лиственничного леса на возвышенностях этого участка, а злаки и кустарнички населяют низменности вокруг озера.Поэтому мы предполагаем, что современный ландшафт в пределах водосбора сформировался около 1,2 тыс. лет назад.

Несколько исследований показали, что микрорельеф и связанные с ним мелкомасштабные гидротермические режимы оказывают сильное влияние на специфическую реакцию растительных сообществ на изменение климата (Boudreau and Rouse, 1995; Silvertown, 2004; Wolter et al., 2016; Nabe-Nielsen et al. др., 2017). Это может объяснить, почему мы обнаруживаем разные тенденции увлажнения озерных водосборов на трех наших участках: очевидная тенденция увлажнения на типичном участке тундры с 1 года.6 тыс. лет назад, но пологий тренд на участке лесотундры и малозаметный тренд на участке лиственничного редколесья. Эти различия можно объяснить более тонким деятельным слоем и связанным с этим более слабым дренажом в тундровой зоне по сравнению с южными лесными участками (Николаев и др., 2009; Кузнецова и др., 2010; Блок и др., 2011). Тот факт, что смена таксономического состава на каждом участке следует своей собственной временной траектории, предполагает наличие иного, чем климатические изменения, вынуждающего фактора, т., 1997), что потенциально объясняет широтные различия в составе растительности и траектории оборота таксономического состава в конкретных местах, зафиксированные нашей пыльцой и результатами sed аДНК.

Большинство записей голоценовой пыльцы из арктической Сибири (например, Андреев и др., 2001, 2003; Найдина и Баух, 2001; Катамура и др., 2006; Клемм и др., 2013) подтверждают, что леса простирались дальше на север в период от раннего до середине голоцена, за которым последовало отступление лесной полосы. Наши записи показывают в принципе те же тенденции, но они указывают на то, что это смещение растительности имело ограниченную пространственную протяженность и что сроки могли различаться.В настоящее время лесотундра встречается вокруг озера 14OM02B всего в 27 км от нашего типичного тундрового участка 14OM12A, где, согласно нашей записи sed aDNA, Larix не рос после 5,7 тыс. лет назад. Это говорит о том, что начало отступления леса от типичного участка тундры произошло раньше, чем предыдущая оценка примерно на 4,5 тыс. лет назад по пыльце (Кременецкий и др., 1998). Лиственничный лес произрастал на лесотундровом участке с 7,6 тыс.8 тыс. лет назад, на что указывают как пыльца Larix , так и sed аДНК. Поскольку отступления лиственничного леса не видно ни в наших пыльцевых, ни в sed записях аДНК, это позволяет предположить, что стабильная популяция лиственницы установилась на этом участке с 7,6 тыс. Лет назад. Частое появление ДНК и пыльцы Larix на лесотундровой стоянке также свидетельствует об отступлении лиственничного леса к современным границам до 4,8 тыс. лет назад. Поскольку таксономическое разрешение Larix ограничено уровнем рода, ни анализ пыльцы, ни подход sed aDNA не могут отследить динамику отдельных видов лиственницы (т.e., Larix gmelinii , Larix sibirica, Larix cajanderi ). Однако исследование Schulte et al. (2020), в которых применялся подход захвата хлоропластных геномов Larix из древних озерных отложений на юге полуострова Таймыр, указывает на то, что широкомасштабные изменения распределения отдельных видов Larix вероятны.

Седа Изменения разнообразия растений на основе ДНК в водосборах озер Омолойского района

Наш анализ аДНК sed отслеживает изменения разнообразия растений в период от середины до позднего голоцена.У нас есть доказательства того, что широтное альфа-разнообразие растений слабо связано с региональным составом растительности, о чем свидетельствует значительная связь между осями ординации и богатством (таблица 4). Однако мы не находим доказательств широтного увеличения общего видового богатства растений с севера на юг. Напротив, наибольшее общее видовое богатство растений обнаружено на нашем типичном тундровом участке, находящемся на самой северной широте, до 2,6 тыс. Лет назад, а наименьшее — в лесотундре.Участок открытого лиственничного леса, самый южный регион, в целом имеет умеренное общее видовое богатство растений, но имеет более значительные колебания обоих показателей разнообразия, чем другие участки. Таким образом, наши результаты подтверждают более ранние представления о том, что общее видовое богатство растений на широте контролируется не только климатом (Moeslund et al., 2013), но и другими факторами.

Для типичного участка тундры общее видовое богатство растений было самым высоким между 5,7 и 4,4 тыс. лет назад (рис. 4А), когда водосбор озера содержал разнообразные экологические местообитания, представленные карликовыми кустарниками (т.g., Betula nana , Salicaceae, Ericaceae spp.), прибрежные луга (например, Ranunculus sceleratus, Caltha ), открытые пастбища (например, Asteraceae st2, Anthemideae, Poodieae) и участки полигональной тундры (например, Comarum palustre, Carex aquatilis ) (рис. 3). В этот период типы местообитаний были в целом относительно однородными, в основном преобладали кустарнички из карликовой ивы. Таким образом, наши результаты ясно подтверждают, что ландшафты с более высоким разнообразием местообитаний могут быть заселены большим количеством растительных сообществ (Levine and HilleRisLambers, 2009).Следствием этого является пример лесотундры, которая имеет самые низкие индексы разнообразия Шеннона и Симпсона, возможно, связанные с ее простой средой обитания с преобладанием Salicaceae, которая потенциально подавляет другие виды, вынуждая их расти в других местах, чтобы избежать исчезновения (Стюарт и Левин, 1973).

Для позднего голоцена общее видовое богатство растений и оба индекса разнообразия для типичного участка тундры демонстрируют сильное снижение с преобладанием лугов в водосборе озера до 1,6 тыс. среда обитания до 200 лет назад (рис. 3).В то время как многоугольные болота с высоким центром могут поддерживать мезотические виды и различные вересковые карликовые кустарники, полигоны с низким центром, особенно когда края плоские, могут в основном поддерживать только виды водно-болотных угодий (например, Carex aquatilis ) (Wolter et al., 2016) . Снижение видового богатства растений во время распространения таксонов водно-болотных угодий подтверждается характером видового богатства типичного участка тундры. Кроме того, на лесотундровом участке отмечается наименьшее видовое богатство растений. Равнинная местность в пределах озерных водосборов предлагает меньше возможностей для убежища, чем неоднородные ландшафты (Clarke et al., 2019), что может объяснить очевидную потерю видового богатства при ухудшении климата в позднем голоцене.

В открытом лесном массиве видовое богатство и разнообразие растений имеют волнообразный характер, но примерно с 2,5 тыс. лет назад имеют относительно более высокие значения, чем в типичных участках тундры и лесотундры, когда богатство на этих участках снижается. Мы обнаруживаем низкое видовое богатство в открытом лиственничном лесу в периоды смены вегетации (например, колонизация Betula в 3.2 тыс. лет; расширение ареала мокрой осоки в 1,0 тыс. лет назад). Одним из возможных объяснений этой закономерности является то, что Betula и Carex aquatilis имеют хорошие возможности для производства семян, но скудные запасы семян, что приводит к ограниченному сосуществованию с новыми видами (Ebersole, 1989; Alsos et al., 2003). Кроме того, Betula nana , вероятно, не сможет выдержать длительный период размножения в условиях абиотического стресса из-за плохого полового размножения в нарушенных ситуациях (de Groot et al., 1997). Таким образом, общее разнообразие временно увеличивается с сокращением численности березы после 3,2 тыс. лет назад, состоящей из устойчивых к холоду таксонов (Salicaceae, Caltha ) и хорошо адаптированных видов ( Rhododendron ), повторно заселяющих местообитания, способствующие разнообразию видов растений (Rosenzweig, 1995). .

Более половины всего видового богатства типичной тундры было утрачено с 4,4 тыс. лет назад, что свидетельствует о том, что растительность типичной тундры наиболее чувствительна к изменениям окружающей среды.Мы делаем вывод, что увеличение количества осадков и связанная с этим термокарстовая деградация могли привести к уменьшению таксонов трав, ограниченных водяной осокой и болотной лапчаткой. Такой результат может иметь большое значение для будущих прогнозов богатства Арктики. Согласно гипотезе широтного градиента, в разнообразной среде обитания с умеренными климатическими условиями можно было бы ожидать появления большего количества таксонов, но наш анализ предполагает, что в будущем в нынешних типичных районах тундры богатство может снизиться.

Заключение

Нашей целью было реконструировать широтную историю состава и разнообразия растительности от среднего до позднего голоцена в лесной зоне северной Сибири на основе анализа пыльцы и sed аДНК.Мы сравнили эти два прокси с точки зрения их эффективности при регистрации долгосрочных сигналов смены растительности и разнообразия растений. В частности, мы сравнили сдвиги растительности и видовое разнообразие вдоль растительных градиентов с диапазоном от типичной тундры на севере до лесотундры до лиственничного редколесья на юге.

Наше исследование показывает, что выводы из подхода sed кДНК дополняют выводы, основанные на анализе пыльцы. Мы пришли к выводу, что прокси-данные sed аДНК могут более точно отражать вариации в составе местной растительности и больше подходят для реконструкции истории широтного видового разнообразия растений.В частности, анализ аДНК sed является многообещающим инструментом для восстановления приуроченности лиственничного леса к конкретной местности. Мы считаем, что наши данные ДНК seda зафиксировали смену растительности в водосборе озера каждого участка, в то время как пыльца отражала региональные изменения растительности. Результаты ДНК Seda показали, что локальные изменения растительности, вероятно, были вызваны не только региональными климатическими изменениями. Установлено, что лиственничный лес отступил раньше на северном участке типичной тундры, а осоковая тундра сформировалась позже на южном редколесье.Однако этот широтный характер изменения состава растительности не согласуется с наблюдаемыми изменениями в зарегистрированном общем видовом богатстве растений и других показателях разнообразия. Мы также обнаружили, что заболачивание, вероятно, связанное с деградацией вечной мерзлоты, привело к сильному снижению продуктивности.

Заявление о доступности данных

Необработанные данные последовательности ДНК seda и соответствующие скрипты для анализа доступны по адресу Dryad: doi: 10.5061/dryad.69p8cz900. Необработанные подсчеты пыльцы и наборы данных датирования доступны на сайте PANGEAEA: doi: 10.1594/ПАНГЕЯ.922550.

Вклад авторов

UH разработал это исследование. UH и SL руководили интерпретацией, а SL написал этот первоначальный черновик рукописи. LP внесла свой вклад в организацию полевых работ, а KS-L организовала лабораторную работу. SL идентифицировала образцы пыльцы и провела анализ пыльцы и sed данных аДНК. С.Л. построил возрастную модель под руководством У.Х. SK выполнил разрежение sed данных аДНК, а SL провел последующий статистический анализ.Все остальные авторы прокомментировали и внесли свой вклад в рукопись. Все авторы внесли свой вклад в статью и одобрили представленную версию.

Финансирование

Это исследование было поддержано Стипендиальным советом Китая (201606180048 до SL), Европейским исследовательским советом (ERC Glacial Legacy 772852 до UH) и Немецким исследовательским советом (DFG EP98/3-1 до UH).

Конфликт интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Мы благодарим Андрея Андреева и Марейке Вечорек за предоставление информации о расположении линии деревьев и репрезентативности пыльцы некоторых таксонов.

Дополнительный материал

Дополнительный материал к этой статье можно найти в Интернете по адресу: https://www.frontiersin.org/articles/10.3389/fevo.2020.560243/full#supplementary-material

.

Сноски

Каталожные номера

Аарнес И., Бьюн А. Э., Биркс Х.Х., Балашио, Н.Л., Бакке, Дж., и Блаау, М. (2012). Реакция растительности на быстрые климатические изменения во время последней дегляциации 13 500–8 000 лет назад на юго-западе Андойи, арктическая Норвегия. Вег. История Археобот. 21, 17–35. doi: 10.1007/s00334-011-0320-4

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Алсос, И. Г., Ламмерс, Ю., Йоккоз, Н. Г., Йоргенсен, Т., Шегрен, П., Гилли, Л., и соавт. (2018). Метабаркодирование ДНК растений озерных отложений: как оно представляет современную растительность. PLoS One 13:e0195403. doi: 10.1371/journal.pone.0195403

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Алсос, И. Г., Шегрен, П., Эдвардс, М. Е., Ландвик, Дж. Ю., Гилли, Л., Форвик, М., и соавт. (2016). Осадочная древняя ДНК из озера Скартьерна, Шпицберген: оценка устойчивости арктической флоры к изменению климата в голоцене. Голоцен 26, 627–642. дои: 10.1177/0959683615612563

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Алсос, И.Г., Спелкавик С. и Энгельскьон Т. (2003). Размер банка семян и состав местообитаний Betula nana , Vaccinium uliginosum и Campanula rotundifolia на Шпицбергене и в северной Норвегии. Кан. Дж. Бот. 81, 220–231. дои: 10.1139/b03-018

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Андреев А.А., Климанов В.А., Сулержицкий Л.Д. (2001). История растительности и климата Янской низменности, Россия, за последние 6400 лет. Кв. науч. Ред. 20, 259–266. doi: 10.1016/S0277-3791(00)00118-9

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Андреев А., Тарасов П., Швамборн Г., Ильяшук Б., Ильяшук Э., Бобров А. и др. (2004). Голоценовые палеоэкологические записи озера Николай, дельта реки Лены, Арктическая Россия. Палеогеогр. Палеоклимат. Палеоэколь. 209, 197–217. doi: 10.1016/j.palaeo.2004.02.010

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Андреев А.А., Тарасов П.Е., Зигерт С., Эбель Т., Климанов В.А., Меллес М. и соавт. (2003). Растительность и климат позднего плейстоцена и голоцена на севере полуострова Таймыр, Арктическая Россия. Борей 32, 484–505. doi: 10.1111/j.1502-3885.2003.tb01230.x

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Андреев А.А., Ширрмейстер Л., Тарасов П.Е., Ганопольски А., Бровкин В., Зигерт С. и соавт. (2011). История растительности и климата в районе моря Лаптевых (Арктическая Сибирь) в течение поздней четвертичного периода по данным пыльцевых записей. Кв. науч. Ред. 30, 2182–2199. doi: 10.1016/j.quascirev.2010.12.026

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Андреев А.А., Зигерт С., Климанов В.А., Деревягин А.Ю., Шилова Г.Н. и Меллес М. (2002). Позднеплейстоценовая и голоценовая растительность и климат Таймырской низменности, Северная Сибирь. Кв. Рез. 57, 138–150. doi: 10.1006/qres.2001.2302

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Беуг, Х.-Й. (2004). Leitfaden der Pollenbestimmung für Mitteleuropa und angrenzende Gebiete. Мюнхен: Verlag Dr. Friedrich Pfeil.

Академия Google

Бинкли Д., Стоттлмайер Р., Суарес Ф. и Кортина Дж. (1994). Доступность почвенного азота в некоторых арктических экосистемах на северо-западе Аляски: реакция на температуру и влажность. Эконаука 1, 64–70. дои: 10.1080/11956860.1994.11682229

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Binladen, J., Gilbert, M.T.P., Bollback, J.P., Panitz, F., Bendixen, C., Nielsen, R., et al.(2007). Использование кодированных праймеров для ПЦР обеспечивает высокопроизводительное секвенирование продуктов амплификации нескольких гомологов путем параллельного секвенирования 454. PLoS One 2:e197. doi: 10.1371/journal.pone.0000197

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Биркс, Х. Х., и Биркс, Х. Дж. Б. (2000). Будущие применения анализа пыльцы должны включать макрофоссилии растений. Ж. Биогеогр. 27, 31–35. doi: 10.1046/j.1365-2699.2000.00375.x

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Биркс, Х.Дж. Б. (2014). Проблемы в представлении и анализе стратиграфических данных о растениях и макрофоссилиях. Вег. История Археобот. 23, 309–330. doi: 10.1007/s00334-013-0430-2

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Биркс, HJB (2019). Вклад четвертичной ботаники в современную экологию и биогеографию. Завод Экол. Дайверы. 12, 189–385. дои: 10.1080/17550874.2019.1646831

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Биркс, Х.Дж. Б. и Биркс, Х. Х. (2016). Как исследования древней ДНК из отложений способствовали реконструкции четвертичных флор? Новый Фитол. 209, 499–506. doi: 10.1111/nph.13657

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Биркс, Х. Дж. Б., Фелде, В. А., Бьюне, А. Э., Гритнес, Дж.-А., Сеппя, Х., и Гизеке, Т. (2016). Отражает ли богатство пыльцевых ассоциаций богатство флоры? Обзор последних событий и будущих задач. Ред.Палеобот. Палинол. 228, 1–25. doi: 10.1016/j.revpalbo.2015.12.011

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Блаау, М., и Кристен, Дж. А. (2011). Гибкие палеоклиматические возрастные модели с использованием авторегрессионного гамма-процесса. Байесовский анализ. 6, 457–474. doi: 10.1214/ba/1339616472

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Блок Д., Хейманс М.М.П.Д., Шепман-Штруб Г., Кононов А.В., Максимов Т.С. и Берендсе Ф. (2010).Распространение кустарников может уменьшить летнее таяние вечной мерзлоты в сибирской тундре. Глоб. Изменить биол. 16, 1296–1305. doi: 10.1111/j.1365-2486.2009.02110.x

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Блок, Д., Шепман-Штруб, Г., Бартоломеус, Х., Хейманс, М.М.П.Д., Максимов, Т.С., и Берендсе, Ф. (2011). Реакция арктической растительности на летний климат: связь между кустарниковым покровом, NDVI, альбедо поверхности и температурой. Окружающая среда. Рез. лат. 6:035502.дои: 10.1088/1748-9326/6/3/035502

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Будро Л. и Роуз В. (1995). Роль отдельных единиц местности в водном балансе заболоченной тундры. Клим. Рез. 5, 31–47. дои: 10.3354/cr005031

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Бойер, Ф., Мерсье, К., Бонин, А., Ле Бра, Ю., Таберле, П., и Куасак, Э. (2016). obitools: программный пакет на основе Unix для метабаркодирования ДНК. Мол. Экол.Ресурс. 16, 176–182. дои: 10.1111/1755-0998.12428

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Каллаган Т.В., Бьорн Л.О., Чернов Ю., Чапин Т., Кристенсен Т.Р., Хантли Б. и др. (2004). Биоразнообразие, распространение и адаптация арктических видов в контексте изменения окружающей среды. Амбио 33, 404–417. дои: 10.1579/0044-7447-33.7.404

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Чапин, Ф.С. и Кёрнер К. (1995). Арктическое и альпийское биоразнообразие: закономерности, причины и последствия для экосистем. Берлин: Springer-Verlag.

Академия Google

Clarke, C.L., Edwards, M.E., Brown, A.G., Gielli, L., Lammers, Y., Heintzman, P.D., et al. (2018). Голоценовое флористическое разнообразие и богатство на северо-востоке Норвегии, обнаруженные осадочной древней ДНК ( sed аДНК) и пыльцой. Борей 48, 299–316. doi: 10.1111/бор.12357

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Кларк, К.Л., Эдвардс, М.Е., Джилли, Л., Эрих, Д., Хьюз, П.Д.М., Морозова, Л.М., и соавт. (2019). Сохранение аркто-альпийской флоры в течение 24 000 лет экологических изменений на Полярном Урале. науч. Респ. 9:19613.

Академия Google

Clayden, S.L., Cwynar, L.C., MacDonald, G.M., и Velichko, A.A. (1997). Голоценовая пыльца и устьица из участка лесотундры на полуострове Таймыр, Сибирь. Арт. Альп. Рез. 29, 327–333. дои: 10.1080/00040851.1997.12003251

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Крамп С.Е., Миллер Г.Х., Пауэр М., Сепульведа Дж., Дилдар Н., Коглан М. и др. (2019). Колонизация арктических кустарников отставала от пика послеледникового тепла: молекулярные доказательства в озерных отложениях из арктической Канады. Глоб. Изменить биол. 25, 4244–4256. doi: 10.1111/gcb.14836

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Де Барба М., Микель К., Бойер Ф., Мерсье К., Риу Д., Coissac, E., et al. (2014). Мультиплексирование метабаркодирования ДНК и проверка точности данных для оценки рациона: приложение к всеядному рациону. Мол. Экол. Ресурс. 14, 306–323. дои: 10.1111/1755-0998.12188

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

де Гроот, В. Дж., Томас, П. А., и Вейн, Р. В. (1997). Betula nana L. и Betula glandulosa Michx. Ж. Экол. 85, 241–264. дои: 10.2307/2960655

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

де Клерк, П., Доннер, Н., Карпов, Н.С., Минке, М., и Йостен, Х. (2011). Кратковременная динамика низкоцентрового жильного полигона у Чокурдаха (СВ Якутия, СВ Сибири) и изменение климата за последние около 1250 лет. Кв. науч. Ред. 30, 3013–3031. doi: 10.1016/j.quascirev.2011.06.016

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

де Клерк, П., Тойеркауф, М., и Юстен, Х. (2017). Растительность, недавнее отложение пыльцы и распределение некоторых непыльцевых палиноморф в деградирующем комплексе полигональных болот вблизи Походска (северо-восточная Сибирь), включая размерно-частотный анализ пыльцы, относящейся к Betula . Преподобный Палеобот. Палинол. 238, 122–143. doi: 10.1016/j.revpalbo.2016.11.015

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Эберсоул, Дж. Дж. (1989). Роль семенного банка в обеспечении колонизаторов в нарушении тундры на Аляске. Кан. Дж. Бот. 67, 466–471. дои: 10.1139/b89-065

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Эллис, С.Дж., и Рошфор, Л. (2006). Долгосрочная чувствительность водно-болотных угодий Высокой Арктики к изменению климата в голоцене. Ж. Экол. 94, 441–454. doi: 10.1111/j.1365-2745.2005.01085.x

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Elmendorf, S.C., Henry, G.H.R., Hollister, R.D., Björk, R.G., Bjorkman, A.D., Callaghan, T.V., et al. (2012). Глобальная оценка экспериментального потепления климата тундровой растительности: неоднородность в пространстве и во времени. Экол. лат. 15, 164–175. doi: 10.1111/j.1461-0248.2011.01716.x

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Эпп, Л.С., Гусарова Г., Боссенкол С., Олсен Дж., Хайле Дж., Шредер-Нильсен А. и соавт. (2015). Мультитаксонная ДНК озерных отложений из Северной Гренландии регистрирует раннее послеледниковое появление сосудистых растений и точно отслеживает изменения окружающей среды. Q. Sci. Ред. 117, 152–163. doi: 10.1016/j.quascirev.2015.03.027

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Faegri, K., Iversen, J., Kaland, P.E., и Krzywinski, K. (1989). Учебник по пыльцевому анализу , 4-е изд.Хобокен, Нью-Джерси: John Wiley & Sons Ltd.

Академия Google

Гаевский, К. (2015). Количественная реконструкция температур голоцена в канадской Арктике и Гренландии. Глоб. Планета. Изменение 128, 14–23. doi: 10.1016/j.gloplacha.2015.02.003

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Галка, М., Мошенничество, Г. Т., Сал, М., Фулвебер, Р., и Фердин, А. (2018). Реакция растительных сообществ на изменение климата в позднем голоцене: палеоэкологические исследования торфяников в Арктике Аляски. Экол. индик. 85, 525–536. doi: 10.1016/j.ecolind.2017.10.062

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Гримм, EC (1987). CONISS: программа на FORTRAN 77 для стратиграфически ограниченного кластерного анализа методом возрастающей суммы квадратов. Вычисл. Geosci. 13, 13–35. дои: 10.1016/0098-3004(87)

-7

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Герцшу, У. (2020). Наследие последнего оледенения в современном распределении лиственных и вечнозеленых бореальных лесов. Глоб. Экол. Биогеогр. 29, 198–206. doi: 10.1111/geb.13018

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Herzschuh, U., Birks, HJB, Laepple, T., Andreev, A., Melles, M., and Brigham-Grette, J. (2016). Ледниковое наследие межледниковой растительности при переходе от плиоцена к плейстоцену в северо-восточной Азии. Нац. коммун. 7:11967. doi: 10.1038/ncomms11967

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Се, Т.С., Ма, К.Х.и Чао, А. (2016). iNEXT: пакет R для разрежения и экстраполяции видового разнообразия (числа Хилла). Методы Экол. Эвол. 7, 1451–1456. дои: 10.1111/2041-210X.12613

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Хадсон, Дж. М. Г. и Генри, Г. Х. Р. (2009). Увеличение биомассы растений в высокоарктических вересковых сообществах с 1981 по 2008 год. Экология 90, 2657–2663. дои: 10.1890/09-0102.1

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Джонс, В.Дж., Соловьева Н., Селф А.Е., Макгоуэн С., Розен П., Салонен Дж.С. и соавт. (2011). Влияние продвижения и отступления линии деревьев в голоцене на экосистему арктического озера: мультипрокси-исследование на озере Хариней, северо-восточная часть европейской части России. Дж. Палеолимнол. 46, 123–137. doi: 10.1007/s10933-011-9528-7

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Jørgensen, T., Haile, J., MöLler, P., Andreev, A., Boessenkool, S., Rasmussen, M., et al. (2012). Сравнительное изучение древней осадочной ДНК, пыльцы и макрофоссилий из многолетнемерзлых отложений северной Сибири выявило многолетнюю устойчивость растительности. Мол. Экол. 21, 1989–2003 гг. doi: 10.1111/j.1365-294X.2011.05287.x

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Канц, К., Альдеберт, П., Олторп, Н., Бейкер, В., Болдуин, А., Бейтс, К., и соавт. (2005). База данных нуклеотидных последовательностей EMBL. Рез. нуклеиновых кислот. 33, Д29–Д33. doi: 10.1093/nar/gki098

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Катамура Ф., Фукуда М., Босиков Н. П., Десяткин Р. В., Накамура, Т., и Мориидзуми, Дж. (2006). Формирование термокарста и динамика растительности по данным палинологического исследования в Центральной Якутии, Восточная Сибирь, Россия. Арт. Антаркт. Альп. Рез. 38, 561–570. doi: 10.1657/1523-0430(2006)38[561:TFAVDI]2.0.CO;2

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Хитун О.В., Королева Т.М., Чиненко С.В., Петровский В.В., Поспелова Е.Б., Поспелов И.Н., и соавт. (2016). Использование местных флор для флористического районирования и мониторинга разнообразия сосудистых растений Российской Арктики. Арт. науч. 2, 103–126. doi: 10.1139/as-2015-0010

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Клемм, Дж., Герцшу, У., Писарик, М.Ф.Дж., Телфорд, Р.Дж., Хейм, Б., и Пестрякова, Л.А. (2013). Функция переноса пыльцы-климата от тундровой и таежной растительности в арктической Сибири и ее применимость к летописи голоцена. Палеогеогр. Палеоклимат. Палеоэколь. 386, 702–713. doi: 10.1016/j.palaeo.2013.06.033

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Клерк, П.Д., Доннер Н., Йостен Х., Карпов Н.С., Минке М., Зайферт Н. и соавт. (2009). Структура растительности, недавнее отложение пыльцы и распределение непыльцевых палиноморф на полигонном болоте близ Чокурдаха (СВ Якутия, СВ Сибири). Борей 38, 39–58. doi: 10.1111/j.1502-3885.2008.00036.x

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Краусс, Дж., Кляйн, А.-М., Штеффан-Девентер, И., и Чарнтке, Т. (2004). Влияние площади среды обитания, изоляции и ландшафтного разнообразия на видовое богатство известняковых лугов. Биодайверы. Консерв. 13, 1427–1439. doi: 10.1023/B:BIOC.0000021323.18165.58

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Кременецкий С.В., Сулержицкий Л.Д. и Хантемиров Р. (1998). Голоценовая история северных пределов ареала некоторых деревьев и кустарников России. Арт. Антаркт. Альп. Рез. 30:317. дои: 10.2307/1552004

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Кузнецова Л.В., Захарова В.И., Сосина Н.К., Николин Е.Г., Иванова Е.И., Софронова Е.В., и соавт. (2010). «Флора Якутии: состав и экологическая структура», в Крайний Север: биоразнообразие растений и экология Якутии Растение и растительность, под ред. Е. И. Троевой, А. П. Исаева, М. М. Черосова и Н. С. Карпова (Дордрехт: Springer), 24–140 . дои: 10.1007/978-90-481-3774-9_2

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Макдональд Г.М., Кременецкий К.В. и Бейлман Д.В. (2008). Изменение климата и лесополоса севера России. Филос. Транс. Р. Соц. Б биол. науч. 363, 2283–2299. doi: 10.1098/rstb.2007.2200

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Мельцов В., Поска А., Одгаард Б.В., Саммул М. и Кулл Т. (2011). Палинологическое богатство и выравненность образцов пыльцы по отношению к местному флористическому разнообразию на юге Эстонии. Преподобный Палеобот. Палинол. 166, 344–351. doi: 10.1016/j.revpalbo.2011.06.008

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Мод, Х.К., Хейккинен Р.К., ле Ру П.К., Вэре Х. и Луото М. (2016). Контрастное влияние биотических взаимодействий на богатство и распространение сосудистых растений, мохообразных и лишайников в аркто-альпийском ландшафте. Полярная биол. 39, 649–657. doi: 10.1007/s00300-015-1820-y

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Moeslund, J.E., Arge, L., Bøcher, P.K., Dalgaard, T., and Svenning, J.-C. (2013). Топография как движущая сила местного разнообразия наземных сосудистых растений. Норд. Дж. Бот. 31, 129–144. doi: 10.1111/j.1756-1051.2013.00082.x

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Монсеруд, Р. А., Чебакова, Н. М., и Денисенко, О. В. (1998). Реконструкция среднеголоценового палеоклимата Сибири с использованием биоклиматической модели растительности. Палеогеогр. Палеоклимат. Палеоэколь. 139, 15–36. doi: 10.1016/s0031-0182(97)00127-2

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Мур, П. Д., Уэбб, Дж. А., Коллинсон, М.Е., и Мур, П.Д. (1991). Пыльцевой анализ , 2-е изд. Оксфорд: Наука Блэквелла.

Академия Google

Мюллер, С., Тарасов, П.Е., Андреев, А.А., и Дикманн, Б. (2009). Обстановка от позднего ледникового до голоценового периода в современном самом холодном регионе Северного полушария, установленная на основе записи пыльцы озера Биллях, Верхоянские горы, северо-восточная Сибирь. Клим. Прошлое. 5, 73–84. doi: 10.5194/cp-5-73-2009

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Майерс-Смит, И.H., Elmendorf, S.C., Beck, P.S.A., Wilmking, M., Hallinger, M., Blok, D., et al. (2015). Климатическая чувствительность кустарниковой растительности в тундровом биоме. Нац. Клим. Изменение 5, 887–891. doi: 10.1038/nclimate2697

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Myers-Smith, I.H., Grabowski, M.M., Thomas, HJD, Angers-Blondin, S., Daskalova, G.N., Bjorkman, A.D., et al. (2019). Восемнадцать лет экологического мониторинга выявили многочисленные доказательства изменения растительности тундры. Экол. Моногр 87:e01351. doi: 10.1002/ecm.1351

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Nabe-Nielsen, J., Normand, S., Hui, F.K.C., Stewart, L., Bay, C., Nabe-Nielsen, L.I., et al. (2017). Состав растительного сообщества и видовое богатство высокогорной арктической тундры: от настоящего к будущему. Экол. Эвол 7, 10233–10242. doi: 10.1002/ece3.3496

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Найдина О. Д.и Баух, Х.А. (2001). Голоценовая пыльцевая летопись шельфа моря Лаптевых, Северная Якутия. Глоб. Планета. Изменить 31, 141–153. doi: 10.1016/s0921-8181(01)00117-5

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Найдина, О.Д., и Баух, Х.А. (2011). Находка пыльцы от раннего до среднего голоцена из моря Лаптевых (Арктическая Сибирь). ква. Междунар. 229, 84–88. doi: 10.1016/j.quaint.2010.04.007

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Назарова Л., Люпферт Х., Субетто Д., Пестрякова Л. и Дикманн Б. (2013). Климатические условия голоцена в Центральной Якутии (Восточная Сибирь) по составу отложений и ископаемых хирономид озера Темье. Кв. Междунар. 29, 264–274. doi: 10.1016/j.quaint.2012.11.006

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Нимейер, Б., Эпп, Л.С., Стооф-Лейхсенринг, К.Р., Пестрякова, Л.А., и Герцшух, У. (2017). Сравнение осадочной ДНК и пыльцы из озерных отложений при записи состава растительности на границе сибирского леса. Мол. Экол. Ресурс. 17, е46–е62. дои: 10.1111/1755-0998.12689

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Нимейер Б., Клемм Дж., Пестрякова Л. А. и Герцшух У. (2015). Оценки относительной пыльцевой продуктивности обычных таксонов северной части Сибирской Арктики. Преподобный Палеобот. Палинол. 221, 71–82. doi: 10.1016/j.revpalbo.2015.06.008

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Николаев А.Н., Федоров П.П.и Десяткин А.Р. (2009). Влияние климата и гидротермического режима почвы на радиальный рост Larix cajanderi и Pinus sylvestris в Центральной Якутии. Россия. Скан. Дж. Для. Рез. 24, 217–226. дои: 10.1080/028275801181

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Оксанен Дж., Бланше Ф.Г., Френдли М., Киндт Р., Лежандр П., МакГлинн Д. и др. (2019). Веган: экологический пакет сообщества. Доступно в Интернете по адресу: https://CRAN.R-project.org/package=vegan (по состоянию на 25 ноября 2019 г.).

Академия Google

Parducci, L., Bennett, K.D., Ficetola, G.F.,Alsos, I.G., Suyama, Y., Wood, J.R., et al. (2017). ДНК древних растений в озерных отложениях. Новый Фитол. 214, 924–942. doi: 10.1111/nph.14470

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Parducci, L., Valiranta, M., Salonen, J.S., Ronkainen, T., Matetovici, I., Fontana, S.L., et al. (2014). Прокси-сравнение в древних торфяных отложениях: пыльца, макрофоссилия и ДНК растений. Филос. Транс. Р. Соц. Б биол. науч. 370:20130382. doi: 10.1098/rstb.2013.0382

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Паус, А., Бессенкоул, С., Брохманн, К., Эпп, Л.С., Фабель, Д., Хафлидасон, Х., и соавт. (2015). Lake Store Finnsjøen — ключ к пониманию позднеледниковой/раннеголоценовой растительности и динамики ледникового щита в центральных горах Скандес. Кв. науч. Ред. 121, 36–51. doi: 10.1016/j.quascirev.2015.05.004

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Пайетт, С., Эронен М. и Ясински Дж. Дж. П. (2002). Циркумбореальная граница тундры и тайги: позднеплейстоценовые и голоценовые изменения. Амбио 12, 15–22.

Академия Google

Пирсон, Р. Г., Филлипс, С. Дж., Лоранти, М. М., Бек, П. С. А., Дамулас, Т., Найт, С. Дж., и соавт. (2013). Сдвиги арктической растительности и связанные с ними обратные связи при изменении климата. Нац. Клим. Изменить 3, 673–677. doi: 10.1038/nclimate1858

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Педерсен, М.W., Ginolhac, A., Orlando, L., Olsen, J., Andersen, K., Holm, J., et al. (2013). Сравнительное исследование ДНК древней окружающей среды с пыльцой и макрофоссилиями из озерных отложений выявило таксономическое совпадение и дополнительные таксоны растений. Кв. науч. Ред. 75, 161–168. doi: 10.1016/j.quascirev.2013.06.006

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Пеланкова Б., Кунеш П., Хитри М., Янковска В., Ермаков Н. и Свободова-Свитавска Х. (2008). Взаимосвязь современных спектров пыльцы с растительностью и климатом на переходе от степи к лесотундре в южной Сибири, изученная с помощью деревьев решений. Голоцен 18, 1259–1271. дои: 10.1177/0959683608096600

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Писарик, М.Ф.Дж., Макдональд, Г.М., Квинар, Л.К., и Величко, А.А. (2001). Современная пыльца и устьица хвойных пород из озерных отложений северо-центральной Сибири: их использование в интерпретации позднечетвертичных ископаемых пыльцевых комплексов. Арт. Антаркт. Альп. Рез. 33, 19–27. дои: 10.1080/15230430.2001.12003400

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Рашке, Э.А., Савельева Л.А. (2017). Предпоследние спорово-пыльцевые спектры и современная растительность дельты реки Лены, Российская Арктика. Контемп. Пробл. Экол. 10, 395–410. дои: 10.1134/S1995425517040084

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Reimer, P.J., Bard, E., Bayliss, A., Beck, J.W., Blackwell, P.G., Ramsey, C.B., et al. (2013). Калибровочные кривые радиоуглеродного возраста IntCal13 и Marine13 0–50 000 лет кал. л.н. Радиоуглерод 55, 1869–1887. дои: 10.2458/azu_js_rc.55.16947

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Розенцвейг, М.Л. (1995). Видовое разнообразие в пространстве и времени. Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

Академия Google

Руденко О., Тарасов П.Е., Баух Х.А. и Талденкова Е. (2014). Голоценовая палинологическая летопись северо-восточной части моря Лаптевых и ее значение для палеоэкологических исследований. Кв. Междунар. 348, 82–92. дои: 10.1016/j.quaint.2014.04.032

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Салонен, Дж. С., Сеппа, Х., Валиранта, М., Джонс, В. Дж., Селф, А., Хейккиля, М., и др. (2011). Голоценовый термический максимум и позднеголоценовое похолодание в тундрах северо-востока европейской части России. Кв. Рез. 75, 501–511. doi: 10.1016/j.yqres.2011.01.007

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Савельева Л.А., Рашке Е.А., Титова Д.В. (2013). Атлас фотографий растений и пыльцы дельты реки Лены. Санкт-Петербург: Ренова.

Академия Google

Schulte, L., Bernhardt, N., Stoof-Leichsenring, K.R., Zimmermann, H.H., Pestryakova, L.A., Epp, L.S., et al. (2020). Гибридизация геномов хлоропластов лиственницы ( Larix Mill ) из осадочной древней ДНК раскрывает прошлые изменения сибирских лесов. bioRxiv [Препринт]. дои: 10.1101/2020.01.06.896068

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Шегрен П. и Дамм К.(2019). Изменение растительности в голоцене в самой северной части Фенноскандии и влияние на доисторических собирателей 12 000–2000 кал. a BP – Обзор . Борей 48, 20–35. doi: 10.1111/бор.12344

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Sjögren, P., Edwards, M.E., Gielli, L., Langdon, C.T., Croudace, I.W., Merkel, M.K.F., et al. (2017). Осадочная ДНК озера точно фиксирует интродукцию экзотических хвойных деревьев в Шотландии в 20-м веке. Новый Фитол. 213, 929–941.doi: 10.1111/nph.14199

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Soininen, E.M., Gauthier, G., Bilodeau, F., Berteaux, D., Gielli, L., Taberlet, P., et al. (2015). Сильно перекрывающаяся зимняя диета у двух симпатрических видов леммингов, обнаруженная с помощью метабаркодирования ДНК. PLoS One 10:e0115335. doi: 10.1371/journal.pone.0115335

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Сёнстебё, Дж. Х., Гилли, Л., Бристинг, А. К., Elven, R., Edwards, M., Haile, J., et al. (2010). Использование секвенирования нового поколения для молекулярной реконструкции прошлой арктической растительности и климата. Мол. Экол. Ресурс. 10, 1009–1018. doi: 10.1111/j.1755-0998.2010.02855.x

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Стюарт Ф.М. и Левин Б.Р. (1973). Разделение ресурсов и результат межвидовой конкуренции: модель и некоторые общие соображения. утра. Нац. 107, 171–198.дои: 10.1086/282825

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Таберле, П., Куассак, Э., Помпанон, Ф., Джиелли, Л., Микель, К., Валентини, А., и др. (2007). Мощность и ограничения интрона trnL (UAA) хлоропластов для штрих-кодирования ДНК растений. Рез. нуклеиновых кислот. 35:e14. doi: 10.1093/нар/gkl938

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Величко А.А., Андреев А.А., Климанов В.А. (1997). Динамика климата и растительности тундровой и лесной зоны в позднеледниковье и голоцене. Кв. Междунар. 41–42, 71–96. дои: 10.1016/S1040-6182(96)00039-0

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Волдстад, Л.Х., Алсос, И.Г., Фарнсворт, В.Р., Хайнцман, П.Д., Хоканссон, Л., Кьельман, С.Е., и соавт. (2020). Полная запись древней ДНК озерных отложений голоцена показывает давнюю горячую точку высокого арктического разнообразия растений на севере Шпицбергена. Кв. науч. Ред. 234:106207. doi: 10.1016/j.quascirev.2020.106207

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Веттерих, С., Рудая Н., Тумской В., Андреев А.А., Опель Т., Ширрмейстер Л. и др. (2011). Рекорды последнего ледникового максимума в вечной мерзлоте Восточно-Сибирской Арктики. Кв. науч. Ред. 30, 3139–3151. doi: 10.1016/j.quascirev.2011.07.020

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Willerslev, E., Davison, J., Moora, M., Zobel, M., Coissac, E., Edwards, M.E., et al. (2014). Пятьдесят тысяч лет арктической растительности и питания мегафауны. Природа 506, 47–51. дои: 10.1038/природа12921

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Уиллис, К. Дж., и Биркс, Х. Дж. Б. (2006). Что естественно? необходимость долгосрочной перспективы в сохранении биоразнообразия. Наука 314, 1261–1265. doi: 10.1126/science.1122667

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Ву, М., и Янг, К.Л. (2006). Высокоарктические водно-болотные угодья: их распространенность, гидрологические характеристики и устойчивость. J. Hydrol. 320, 432–450. doi: 10.1016/j.jhydrol.2005.07.025

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Уолтер, Дж., Лантуит, Х., Фриц, М., Масиас-Фаурия, М., Майерс-Смит, И., и Герцшу, У. (2016). Состав растительности и протяженность кустарников на побережье Юкона, Канада, тесно связаны с деградацией полигонов ледяных жил. Полярный рез. 35:27489. doi: 10.3402/polar.v35.27489

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Янг, К.Л., Ву, М., и Эдлунд, С.А. (1997). Влияние местного рельефа, почв и растительности на микроклимат и гидрологию высокоарктического участка, остров Элсмир, Канада. Арт. Альп. Рез. 29:270. дои: 10.2307/1552141

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Зибульски Р., Герцшу У. и Пестрякова Л. А. (2016). Структура растительности на трансектах микрорельефа и типа растительности в полигональных ландшафтах Сибирской Арктики. Дж. Вег. науч. 27, 377–386.doi: 10.1111/jvs.12356

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Zimmermann, H.H., Raschke, E., Epp, L.S., Stoof-Leichsenring, K.R., Schwamborn, G., Schirrmeister, L., et al. (2017). Осадочная древняя ДНК и пыльца позволяют выявить состав растительного органического вещества позднечетвертичных многолетнемерзлых отложений полуострова Буор-Хая (северо-восток Сибири).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.